?

Log in

No account? Create an account
sasha-istorik

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> previous 10 entries

Август 8, 2016


02:45 pm - День тигра и «тигровая мазь». История вьетнамской «Звёздочки»
Оригинал опубликован hudozhnik2010. Репост сделан sasha_istorik 2016-08-08 14:45:00.

Охота на тигра

Cегодня общая численность тигров оценивают всего в 4000 — 6500 особей, причём относительно многочисленным является только бенгальский тигр (около 40 % от всей популяции, обитает в странах Южной Азии и на востоке Ирана, в России живут всего 450 тигров, около 10% мировой популяции). Не просто в историческое время, а буквально за последние 100-200 лет полностью истреблены популяции балийского и яванского тигра (Индонезия) и каспийского тигра (обитавшего в Закавказье, на севере Ирана и в Средней Азии). Тигр внесён в Красную книгу, охота на этого зверя официально запрещена во всем мире.

Карта истребления тигра в ХХ веке. Оранжевым показан ареал распространения в начале века, красным — то, что от него осталось в конце века, Flash Gordon1, 2006 год

Основной виновник браконьерского истребления тигров — огромный спрос на любое «сырьё» из их трупов со стороны традиционной восточной медицины. В Китае уже более 3000 лет считают «чрезвычайно действенными» препараты из перемолотых костей тигра, его усов, когтей, шерсти и даже пенисов. За убитого тигра на чёрном рынке Китая платят более 50 тысяч долларов, но это лишь 10% от стоимости «препаратов», которых продадут страждущим. Стоимость «тигриного бизнеса» оценивают в 3 миллиарда (!) долларов в год, из которых по официальной части проходит менее 10% (преподносится, как «выпавшие усы, когти и шерсть, подобранные в зоопарках»). Фанаты китайской гомеопатии всерьёз верят, что порошок из костей тигра может продлить жизнь на 20 лет, что отвары из пенисов тигра вернут старику «юношеский пыл», настой из сердца защитит от инфаркта и так далее. И убедить этих людей в куда большей силе и при этом дешевизне достижений современной медицины невозможно — они готовы платить по 20 тысяч долларов за склянку с «препаратом» из вымирающих животных несмотря даже на то, что в Китае начале уголовно преследовать не только браконьеров (смертная казнь), но и продавцов «тигриных снадобий».

Узнали? Ну, конечно же — узнали! А может, даже ещё и вспомнили, как вечно тяжело было открыть крышечку? Massarkasch, 2008 год

Теперь понятно, почему в «тигровой мази» или «тигровом бальзаме», как иногда называют суперпопулярный в советские годы вьетнамский лекарственный бальзам «Золотая звезда» и похожие на него аналоги из Китая, Таиланда и т.п. нет и не может быть ничего «тигрового»? Тем не менее вера в чудодейственный свойства «панацеи» по прозвищу «Звёздочка» и сегодня сохраняются у значительной части населения.

xploncuk: Как я покупала «Звёздочку» во Вьетнаме

С моей любовью к «тайской народной медицине», после того, как мы с Надей успешно скупили весь запас Тайских целительных средств, поехать во Вьетнам и не купить звездочку было просто невозможно!

Поэтому в Сайгоне в первый же вечер я уверенно зашла в первую попавшуюся аптеку и гордо сказала продавщице, «Мне — звездочку!». Нет, не совсем так конечно. «Звездочка» название народное, а по-настоящему это бальзам «золотая звезда». Вот я и говорю, «I’d like Red Star, please». — «Чего?» — не понимает! Я снова повторяю медленнее, ред блин стар. И удивляюсь — ну как же можно не понять, ведь у них должно быть сего добра навалом! Неужели ж никто больше не спрашивает?

Не понимает, ну ни в какую! Дает мне блокнот — мол, напиши. Беру ручку и с уверенностью рисую её, пятиконечную. И тыкую — бабусь, не тупи. Бабуся секунду вникает в суть рисунка, тут же быстро кивает — мол, ах, да, знаю! И с хитрым уверенным видом протягивает мне... пачку презервативов! Видимо, на это у меня был столь обиженный взгляд, что она тут же поняла свою ошибку и пачку спрятала. С лепетом извинений на устах она протянула мне другую пачку — видимо, руководствуясь моим радикальным отрицанием, она решила, что требуется мне полная противоположность предложенному — и протянула пачку тампонов.

Тут я совсем отчаялась и попыталась сама отыскать злополучную звездочку на витрине. К моей радости заметила угол в «тиграх» — это сингапурский (или тайский, науке это точно не известно) вариант звездочки. О, радостно говорю я, «Tiger, but Vietnamese!’... Она тоже радуется мне и тому, что поняла наконец! Что вы думаете она протягивает мне — «тигра», но вьетнамского. Зелененькая такая коробочка. Пришлось купить и ретироваться.

А звездочку я-таки нашла. На другой день в другой аптеке. Случайно увидела, хотела купить одну. Не тут-то было, продавалась она только оптом — 10 штук. Что делать, пришлось брать... От российского экспортного варианта она не отличалась ничем, даже ценой! Но зато фирменная — bought in Vietnam, так сказать!

Читать далее в блоге автора — http://xploncuk.livejournal.com/32197.html

«Тигровый» бальзам «Золотая Звезда»

На прилавках советских аптек дар братского вьетнамского народа — легендарная мазь «Звездочка» появился примерно в 1970-е годы. В условиях вечного советского дефицита (в области лекарств не только простой народ, но и большинство врачей даже не знали, какие уже в те годы были нормальные лекарства) и лечения всех хворей содой и аспирином, дикой популярности гомеопатии, очередная более продвинутая «панацея» была встречена на ура. «Звёздочкой» пытались лечить все на свете — от обычной простуды до головных болей, ревматизма и даже рака, делали популярные в те годы паровые ингаляции, сжигая порой носоглотку. Самое удивительное было в том, что эта «непищевая добавка» во многих случаях (как и всякая гомеопатия или почти гомеопатия) действительно помогала.

«Звёздочка» также активно использовалась в школьных шалостях. Например, чтобы не идти на контрольную за пару минут до урока дети втирали мазь в нижнее веко. В результате глаза краснели, слезились и опухали, а испуганные учителя отпускали «пациента» домой.

Считается, что первым «тигровую мазь» или «тигровый бальзам», близкий по составу к вьетнамской «Звёздочке» придумал известный китайский травнику О Чу Кин, проживавший в 1870-х годах в Рангуне. Он в свою очередь использовал растительные масла мяты, камфоры, каяпута, корицы, бутонов гвоздики, а также ментола, применявшихся в создании мазей для императоров Китая. На этикетке баночки с мазью рисовали тигра, олицетворявшего жизненную силу, позднее этот трюк использовали в распространении рекламных слухов, что в состав снадобья якобы входит и пусть и небольшая, но доля препаратов из самого тигра. А что касается вьетнамцев, то есть версия, что им секрет производства «тигровой мази» передали вездесущие и где-то им «разжившиеся» советские специалисты понятно каких, «околовскяческих» наук.

101: История легендарного бальзама «Звездочка». Так вот в чём секрет!

...Немного истории: оригинальное название мази — «Вьетнамская звезда» и производилась она тоже во Вьетнаме. Наши люди вникли в тему не сразу — поставлялась «Звездочка» с оригинальной инструкцией на родном языке. В первом варианте в составе не было эвкалиптового масла, но с ним бальзам превратился в настоящее чудо.

Это воистину народное средство, поскольку в состав препарата входят только те ингредиенты, которые применяют сами вьетнамцы вот уже несколько сотен лет. Здесь не было и нет никакой химии, только эфирные масла лечебных растений: гвоздичное, эвкалиптовое (эвкалипт, как растение австралийское, конечно не был известен традиционным китайским и вьетнамским травникам, потому и в составе «Звёздочки» появился не сразу, — прим.ред.) и мятное плюс вспомогательные травы. Фармакологи всего мира признают эту мазь полезной, а ведь ты знаешь, как относится наука к народной медицине.

Оригинальный дизайн баночки со звездой вписывался в советскую парадигму с ювелирной точностью. Его не стали менять и в наше время, поскольку узнать «Звездочку» можно за версту. Как и намозолившую глаза Coca-Colа. «Золотая звезда» и сейчас выпускается в четырех вариантах: ингаляционный карандаш, мазь, гель и крем. Разница всего-лишь в удобстве применения, состав одинаков во всех. В нашем обществе популярнее всего бальзам в круглых плоских коробочках. Зачерпнул немного пальцем и намазал «где болит».

Традиционно «Звездочку» используют во время простуды: намазывают, к примеру, нос во время насморка. Бальзам так же хорош против комариных укусов. Он основательно раздражает кожу, заставляя рецепторы больше реагировать на новые ощущения. Мазь можно применять только наружно. Если попадет на слизистую — испытаешь крайне неприятные ощущения. Зато похохочут друзья, в этом даже не сомневайся. Вот как нужно делать: болит голова — натри виски, простудился — втирай в спину, грудь и живот... Но мазь может вызывать аллергию. Как и большинство медицинских препаратов, «Звездочка» имеет противопоказания: повышенная чувствительность к компонентам и раны на коже. Их мазью лучше не намазывать.

Парадокс в том, что мы до сих пор не сумели раскрыть весь потенциал этого мощного народного средства. И это при том, что оно вот уже 50 лет находится в прямом доступе. В то время как вьетнамские специалисты с его помощью избавляют пациентов от таких серьезных проблем, как травмы опорно-двигательного аппарата и болезни сердечно-сосудистой системы...

Читать далее в блоге автора: http://ihoraksjuta.livejournal.com/9914399.html


(108 комментариев | Оставить комментарий)

Декабрь 17, 2015


10:20 pm - Краткая история Тевтонского ордена
Оригинал статьи: http://www.historycznebitwy.info/bitwy/duze/grunwald1410ne/historia_zakonu.php
Перевёл с польского я сам.
Начало ордена в Пруссии

В начале XIII века в языческой Пруссии несколько польских князей проводили многочисленные акции христианизации. Эти действия, однако, не приносили ожидаемых результатов, и в 1226 году мазовецкий князь Конрад обратился за помощью к Тевтонскому ордену. Взамен за полученную во владение землю вокруг города Хелмно, рыцари Ордена обязались распространять христианские идеи среди языческих племён. Получив от папы римского и императора Священной Римской империи разрешение на создание собственного государства в Пруссии, тевтонские рыцари начали систематические захваты южного побережья Балтийского моря.
Благодаря поддержке Священной Римской империи и многочисленных добровольцев, желавших бороться во имя единственно правильной веры, Орден быстро захватывал всё новые и новые земли. Уже в 1249 году тевтонцы контролировали всю Помезанию (юго-запад Восточной Пруссии), а 11 лет спустя - также Нижнюю Пруссию и Самбию (северо-запад Восточной Пруссии). Два восстания местного населения были жестоко подавлены, а бо́льшая часть коренных жителей Пруссии истреблена, изгнана или взята в плен.
На завоёванных территориях крестоносцы создали чрезвычайно эффективное в административном отношении и сильное в военном отношении государство на основе устава Ордена. Возникшее в результате завоеваний и служащее завоеваниям государство управлялось профессиональными рыцарями иностранного происхождения, строго изолированными от местных жителей. Многочисленные отделения Ордена, рассеянные по всей Европе, составляли мощный резерв и позволяли мобилизовать силы и средства, необходимые для ведения непрерывных войн.
Войны Ордена с Польшей и Литвой
В начальный период своего существования Тевтонский орден поддерживал с польскими князьями дружественные отношения и часто пользовался польской военной поддержкой. Эта ситуация, однако, в корне изменилась, когда в 1308 году войска Ордена атаковали Гданьское Поморье и силой включили его в состав своего государства. Ослабленная феодальной раздробленностью Польша не смогла отразить вторжение, а многолетние войны короля Владислава Локетка не дали ожидаемых результатов и даже привели к частичной потере области Куявия. И хотя процессы, проводимые судом папы римского, закончились для Польши благоприятно, для выполнения этих решений не хватало сил. Лишь в 1343 году польский король Казимир Великий договорился о возврате Куявии, но вынужден был смириться с потерей Померании (Поморья).
Когда в 1386 году правителем Королевства Польского стал великий князь литовский Владислав Ягайло (Ягелло), новосозданная уния (союз) Польши и Литвы полностью изменила баланс сил в этой части континента. Более того, мирный и гармоничный переход Литвы (последнего языческого государства в Европе) в христианство подорвал идеологическую основу существования Тевтонского ордена в Пруссии. Правители Ордена пытались убедить европейских правителей, что обращение Литвы в христианство мнимое, а поляки, находящиеся в союзе с язычниками, являются ложными христианами и тоже должны рассматриваться как язычники.
Формально сохраняя мир с Польшей, Орден продолжал набеги на литовские земли. В 1390 году войска Тевтонского ордена при поддержке отрядов враждебно настроенного по отношению к польско-литовской унии брата Ягайло Витовта и множества крестоносцев осадили и попытались взять штурмом столицу Литвы Вильнюс (Вильно). За́мок устоял только благодаря польскому гарнизону. Когда в 1392 году князь Витовт получил почти независимую власть над территорией Литвы, он согласился разорвать союз с орденом и перешёл на сторону Ягайло. Тем не менее, войска ордена продолжали вторгаться в провинции княжества, и только после последовавших с 1394 года поражений тевтонцы осознали, что они не имеют достаточно сил для подчинения всей Литвы и им придётся ограничиться попытками покорения Жемайтии, которая отреза́ла основные владения ордена от завоеваний в Ливонии.
Князь Витовт мечтал, однако, о полной независимости от власти своего брата и для достижения этой цели был готов на значительные уступки тевтонцам. В 1398 году без согласования с Польшей Витовт заключил с Орденом мир и уступил им Жемайтию. Взамен он получил возможность сосредоточения большинства своих сил на востоке, где он видел возможность приобрести новые земли. Лишь позорное поражение, понесённое в 1399 году в битве у реки Ворсклы (ныне в Полтавской области Украины), лишило князя Витовта каких бы то ни было иллюзий о возможности удержаться на троне без помощи поляков. В 1401 году он снова заключил союз с Ягайло и поддержал восстания, вспыхнувшие в Жемайтии в 1404, а затем в 1409 году.

Государство Тевтонского ордена в Пруссии

Польша и Литва в 1387 году

(Оставить комментарий)

Декабрь 31, 2014


05:32 pm - Шукаю гуморески з журналу "Перець"
Хто може мені допомогти?
В одному з номерів журналу "Перець" за 80-ті роки я читав гумореску, ні назви, ні автора якої я, на жаль, не запам'ятав. Там було приблизно таке: в однієї молодої сімейної пари (чоловік Тиміш і дружина Тетяна) народилася дочка, яку вони назвали Поліксеною. А потім стали з нею ходити по різних секціях (плавальний басейн, фігурне катання, дитячий садок), але дівчинку нікуди не приймали, бо виявилося, що всі її ровесники давно перегнали її в розвитку. А її батьки не врахували, що ми живемо в епоху акселерації. Отакий приблизно сюжет. Може, хтось пам'ятає назву цієї гуморески і хто її автор? Дуже хотілося б знову прочитати цю гумореску.
А ще в одному з номерів "Перця", здається, за 1982 рік, я читав гумореску литовського письменника Євгеніюса Валотки, назви якої я теж, на жаль, не запам'ятав (здається, "Крик уночі", але точно я не впевнений). Там приблизно такий сюжет: уночі жінка і чоловік лежать у ліжку, і раптом з вулиці лунає крик: "Рятуйте! О Боже, рятуйте!" Жінка каже: "Душать чи ріжуть когось..." А чоловік хотів визирнути у вікно, а жінка каже: "Дасть каменем по лобі - тільки оближешся..." А згодом там затримали злодія, який щось крав у тому дворі, і він зізнався, що "Рятуйте! О Боже, рятуйте!" кричав він сам. Цю гумореску в 1996 чи 1997 році ще передруковував журнал "Перець-дайджест", але в мене цей журнал, на жаль, не зберігся. А дуже хотілося б знову прочитати цю гумореску.

(4 комментария | Оставить комментарий)

Декабрь 28, 2014


04:57 am - Как Витовт чуть было не стал правителем Золотой Орды
Как Витовт чуть было не стал правителем Золотой Орды, или 610-летию татарского поселения на белорусских землях посвящается
Беседу записала Ольга Медведева
Опубликовано на белорусском языке в газете "Звязда" 19 декабря 2007 года, №241 (26106)
Перевёл с белорусского Александр Сосинович (Киев, Украина)
belarus-1
Магомет пришёл к горе. Три потомка белорусских татар пришли в редакцию газеты "Звязда" (по её приглашению) поговорить об уникальном явлении в нашей истории - поселении татар на белорусских землях. Студент философского факультета Белорусского государственного университета Арсений Сивицкий (он же инициатор разговора), который посвятил этой теме своё научное исследование, филолог Розалия Александро́вич, магистр филологии, автор публикаций по истории и культуре белорусских татар, и печатник Борис Александро́вич, сын Хасана Александро́вича, который набирал подпольную "Звязду" (на фото - слева направо), пришли, чтобы рассказать об особой и неотъемлемой части белорусского народа - белорусских татарах. О том известном, малоизвестном и новом, что касается их предков. Разговор получился не только об истории, но и о связи её с нашей современной жизнью. И началась она с цифры: сколько сегодня осталось белорусских татар?
Борис Александро́вич: На этот счёт мне всегда вспоминаются слова Якуба Якубовского, зачинателя татарского возрожденческого движения в Беларуси. Их также любил после повторять Ибрагим Канапацкий: "Татар вместе с белорусами 10 миллионов!"
Розалия Александро́вич: Татар, для которых эта земля уже шесть столетий родная, - 10146 человек. Это согласно данным переписи 1999 года. Перепись не отмечает, сколько татар являются представителями коренного этноса. Но, исходя из того, что 2233 человека назвали родным языком татарский, мы можем полагать: примерно 8 тысяч человек являются татарами-носителями белорусского языка. В их числе и находятся белорусские татары.
Арсений Сивицкий: Насчёт того, сколько их было 500-600 лет назад, данные довольно противоречивы. Некоторые говорят, что около 100 тысяч, кое-кто называет цифру 300 тысяч, а согласно "Трактату о литовских (польских) татарах" ("Risalе-i-Tаtаr-i-Lесh") в ХVI веке на территории Речи Посполитой жило около 200 тысяч татар-мусульман.
Здесь надо помнить, что до того, как в ХIV веке хан Узбек начал политику тотальной исламизации, в Монгольской империи не было государственной религии. Политика Золотой Орды была довольно толерантной ко всем религиям. На её территории было распространено христианство несторианского толка, была создана даже Сарайская епархия. Были также и носители традиционной тюркской религии - тенгрианцы. Ислам белорусских татар, хотя его и относят к традиционному суннизму, отличается от канонического ислама в арабских странах. Отразилось влияние как тенгрианства, так и христианства.
Борис Александро́вич: Это свидетельствует о том, что белорусские татары сохранили преемственность поколений. Но со времён вхождения территории Беларуси в состав Российской империи сюда стали приезжать татары Волго-Уральского региона, которые принесли более канонический ислам, и некоторые отличительные моменты стали исчезать. Тем не менее, особенности ислама белорусских татар сохранились до наших дней. Это несмотря на то, что в советские времена наша духовная традиция прервалась. Я ещё хорошо помню минский мизар (татарское кладбище) с историческими памятниками, устланный коврами молельный зал мечети... Помню, как туда собирались на праздники мужчины, женщины, молодёжь и старики, как отмечали Байрам. Каменная соборная мечеть начала ХХ века стояла на месте гостиницы "Юбилейная".
Арсений Сивицкий: Белорусские татары, кроме Корана, имеют особые книги, которые называются "Аль-Китабы" (святые книги), писанные арабской графикой на белорусском языке. Татары в Беларуси вот уже 500 лет не пользуются родным языком, они почти сразу же переняли белорусский. Я думаю, так произошло из-за того, что первоначально татары были представителями разных племён (ширины, кондраты, барины, уйшуны, ялаиры, найманы), носителями разных диалектов и поэтому им проще было изучить один общий язык. Им стал местный язык.
Розалия Александро́вич: И здесь татары внесли свой весомый вклад. Говоря вслед за поэтом: "Мы речь сберегли кривицкую и в сердцах наших, и в китабах". Прочно закрепились в белорусской лексике тюркизмы, принесённые воинами Золотой Орды. Жизнь свидетельствует: белорусский язык употребляется нашими татарами как родной не надуманно, не искусственно. В нём - и отражение нашего присутствия, и наш след. Мы вместе со всем коренным населением - его носители и его хранители.
Арсений Сивицкий: Первые поселения татар на белорусских землях отличаются от последующих тем, что они преимущественно воинские: князья использовали татар в качестве наёмных солдат. Известно, например, что в битве великого князя Гедимина с тевтонцами в 1319 году участвовал татарский передовой отряд.
Борис Александро́вич: Например, хан Искандер - зачинатель рода Александро́вичей - был прислан к великим князьям именно в этом качестве.
Арсений Сивицкий: В середине ХIV века в Золотой Орде начинается период ханских междоусобиц. Ослаблением Орды воспользовался литовский князь Ольгерд. Он в 1362 году двинулся на территорию сегодняшней Украины и на реке Синие Воды разбил армии трёх татарских князей, которые управляли Подольской землёй, Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой ордами. В результате этой победы часть татар также попала под сферу влияния Великого княжества Литовского (ВКЛ). Однако и в ВКЛ разгорается междоусобная борьба между Витовтом и Ягайло, в результате которой продвижение государства на восток приостанавливается. Между тем в Средней Азии образовывается могучее государство эмира Тамерлана. Здесь спасается от гибели хан Тохтамыш, и при его поддержке захватывает кипчакский (золотоордынский) престол. И начинает борьбу за объединение Золотой Орды. В это же время темник Мамай захватывает часть Золотой и Белой Орд.
Розалия Александро́вич: Дело в том, что ханом Золотой Орды мог быть только потомок Чингисхана - чингисид. А Мамай был темником, он возглавлял "тьму" - воинское подразделение в 10 тысяч воинов. Поэтому золотоордынская знать не поддержала Мамая.
Арсений Сивицкий: По сути дела это было восстание. Мамай готовился к захвату власти в Москве - окраинном улусе (области) Монгольской империи, которая входила туда на правах автономии. Дмитрий Донской вынужден был дать отпор Мамаю не только как претенденту на власть в его государстве, но и как бунтовщику.
Мы знаем результат Куликовской битвы. Кстати, на помощь Мамаю спешил Ягайло, но он не дошёл, хотя мог - объективных преград не было. Возможно, Ягайло понимал, что ему это невыгодно. Если бы он поддержал Мамая, он бросил бы вызов всей Золотой Орде. После поражения Мамай осел в Сарае, и для окончательного его свержения эмир Тамерлан послал хана Тохтамыша.
Розалия Александро́вич: Тохтамыш - сын убитого хана Белой Орды. Между прочим, Мамай после Куликовской битвы бежал через ВКЛ, и здесь остался его сын Мансурт-Кият - праотец рода Глинских, в котором родилась Елена Глинская - мать Ивана Грозного. А другой выходец из рода - Михаил Глинский - отличился в битве против татар под Клецком в 1506 году. Для меня судьба Глинского - это трагедия... Жаль, что великому Шекспиру не попала в руки история воина-рыцаря из ВКЛ. Возможно, это исправит талантливый драматург из Беларуси...
Арсений Сивицкий: Мамая Тохтамыш догнал и убил при посредничестве генуэзцев. Таким образом, Тохтамыш стал единоличным правителем Золотой Орды, которого поддерживал Тамерлан. Но в 1382 году Тохтамыш готовит походы против Тамерлана. Поводом стало взятие в том же году золотоордынского города Ургенча. Тамерлан в 1395 году уничтожил власть Тохтамыша на землях Золотой Орды, и последний со своей семьёй вынужден был искать спасения у великого князя литовского.
Борис Александро́вич: Витовт его не просто принял, он дал ему убежище и за два года построил для него двор в Лиде - двор Тохтамыша.
Арсений Сивицкий: Фактически он спас татар, пришедших с Тохтамышем. Витовт рассчитывал, что, посадив Тохтамыша на золотоордынский трон, сможет захватить Москву.
Розалия Александро́вич: В ответ Витовт был признан очень авторитетным властелином, его называли белым ханом ("белый" означает очень знатный) или халифом. Позже в мемориале 1519 года к Сигизмунду II татары пишут: "Нет же славной памяти Витовта, он нам не говорил забыть Пророка, а мы, к святым местам глаза наши обращая, так имя его поминали, как наших халифов. Наши дети знают о нём".
Борис Александро́вич: У татар понимание достоинства связано со старшинством, и здесь это проявилось. Тохтамыш присягнул Витовту, и татары вслед за Тохтамышем присягнули Витовту, они стали воспринимать его как старшего.
Розалия Александро́вич: С 1397 года начинается наибольшая волна переселения татар на белорусские земли. Именно этот год считается началом поселения татар на землях Беларуси, Литвы и Польши.
Арсений Сивицкий: В том же году Витовт вместе с Тохтамышем идут походом в степи Дешт-и-Кипчак (основная территория Золотой Орды) и на Дон. Разбив татар под Азовом, Витовт привёл в Литву целый улус Ширинов, довольно могущественный.
Розалия Александро́вич: Образовались постоянные поселения. Уже само поселение - компактно, посёлками - носило военно-оборонительный характер и было продиктовано интересами ВКЛ. Витовт приводит из степи пленников-татар и при этом свободно расселяет их на своих землях, с сохранением титулов и закреплением прав и привилегий. Позже князья и короли были гарантами этих привилегий и уважительного отношения к татарам.
Арсений Сивицкий: В следующем году Витовт и Тохтамыш дошли до устья Днепра. В специальном ярлыке Тохтамыш отрёкся в пользу великого князя литовского от верховных прав Орды на украинские земли, "почонши от Киева, и Днепром и до устья". Однако ставленник Тамерлана в Золотой Орде Темир-Кутлуг не собирался уступать престол Тохтамышу и потребовал от Витовта его выдачи. Витовт отказал. В 1399 году на реке Ворскле состоялась битва, результатом которой стало полное поражение армий Витовта. Тохтамыш в ней не участвовал, он повёл свои армии в Сибирь: попытался захватить там власть, чтобы двинуться со второго фронта, но был убит сибирским ханом Шадыбеком. Он оставил в Литве сына Джалаладдина. Джалаладдин позже будет командовать татарской конницей в битве при Грюнвальде.
Витовт, хотя ему и не удалось подчинить своей власти и политическим интересам Золотую Орду, имел определённые успехи. Через 10 лет после битвы на Ворскле потомки Тохтамыша совершат ряд военных походов против потомков Темир-Кутлуга. При поддержке литовских князей Крымское ханство добилось независимости от Золотой Орды. Позже, в ХV веке, будет создано вассальное Литве княжество Джаголдай - оно занимало приблизительно территорию современной Курской области и прилегающих к ней земель. Есть мнение, что Джаголдай (Яголдай) - это тюркизированный вариант названия династии Ягеллонов.
Получилась очень интересная ситуация. С одной стороны Тохтамыш, а затем его дети, стремится вернуть себе золотоордынский престол. Витовт, с другой стороны, понимает, что, если это произойдёт, он сам в известной степени станет правителем этого государства, ибо признан белым ханом и халифом. Поэтому он активно развивает восточный вектор политики. Благодаря результатам которой считается, что Витовт создал государство от Чёрного до Балтийского моря.
Розалия Александро́вич: И участие татарской конницы в Грюнвальдской битве сыграло немалую роль в одержании победы. Витовт расселил татар вдоль крестоносного ордена в виде полумесяца. С одной стороны эти поселения вставали на пути крестоносцев, с другой - они были на наибольшем расстоянии от золотоордынских степей. Поселения обладали определённой автономией и, как правило, размещались возле замков, выполняя оборонительную функцию. Вот вам пример сочетания попечения и тонкого расчёта. Не зря Витовта называли мудрым правителем.
Арсений Сивицкий: Татары в Беларуси постепенно ассимилировались, в особенности менее знатные рода. Многие перешли в православие и католицизм для получения шляхетского титула. Так произошло и с моим родом. В гербовнике мой род (и герб моего рода) впервые упоминается в начале ХVI столетия как осевший на территории Витебского воеводства, недалеко от Полоцка, где в ХV-ХVI столетиях существовала татарская колония аж до Глубокого. По самосознанию мой род уже не татары, а белорусы.
Розалия Александро́вич: И есть в этом определённый парадокс. Твои предки считают себя белорусами и христианами, а ты так основательно занимаешься изучением истории татар. Кстати, и не ты один. Я знаю многих молодых людей, для которых история татар - не просто история народа-соседа. Почему это?
Арсений Сивицкий: Возможно, зов крови?! Или генетическая память?..
Борис Александро́вич: Также и внешние признаки: тёмный цвет волос, карие глаза, высокие скулы, относительно невысокий рост, круглые лица, у мужчин - особенная форма волосяного покрова на лица (голые полукружия под устами - "острая борода"). Остались татарские фамилии, географические названия и около ста основных татарских гербов. Многие гербы имеют по нескольку разновидностей, аж до 12. При общем количестве гербов ВКЛ в 3 тысячи - это большое количество.
Розалия Александро́вич: Интересно, что при таком внешнем несходстве именно татар сами белорусы (как шляхта, так и простые люди) всегда считали своими. В свою очередь и татары никогда и ни в коей мере не ощущали здесь себя чужаками.
Борис Александро́вич: Если вслух мы не всегда заявляем о своих праздниках, то дома традиции сохраняются, в том числе и в праздничных блюдах. Одно из наиболее известных из них - колдуны (кулдуны). Это большого размера со специальными "зубчиками" пельмени из рубленого мяса, украшенного луком и приправами, едят их ложкой, чтобы не выливался сок.
Розалия Александро́вич: Все думают, что певец Дмитрий Колдун - фамилия, происходящая от слова "колдун", то есть "волшебник". Глядя на Дмитрия Колдуна и в особенности на его брата Георгия, я просто убеждена - эта фамилия происходит от названия традиционного татарского блюда...
Татары хорошо себя чувствуют здесь ещё и потому, что уважают местные традиции и обряды. На Пасху они никогда не шли работать на огород, а соседи несли им крашеные яйца и куличи. Что касается характеров татар, то им, возможно, более свойственны прямолинейность, категоричность. И ещё одна важная черта - верность данному слову. Они - верные хранители любых секретов.
Борис Александро́вич: Эта черта очень ценилась. Я ощутил это на себе. И во время службы в армии, и во время работы в типографии. Неслучайно моему отцу доверили набор подпольной "Звязды". Представьте себе нашу семью тогда: четверо детей, мне было четыре года, моей младшей сестре шёл второй год. Мать помогала отцу. Немцы обещали награду в 75 тысяч рейхсмарок тому, кто донесёт о местонахождении типографии. Когда начались аресты, отец принёс домой все шрифты и мать зарыла их в огороде. Две ночи отец прятался на мизаре. Но немцы к нам так и не пришли. Позже отец отрыл шрифты и выпуск газеты был продолжен...
19-16icopy
Картина польского художника Яна Матейко "Грюнвальдская битва", 1878 г. В центре, с поднятым мечом - великий князь Витовт, справа от него, в белой мантии - великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген (момент его гибели), на правом фланге (левая сторона картины) - Джалаладдин, старший сын Тохтамыша, командир татарской конницы.

(Оставить комментарий)

Август 15, 2014


01:32 am - Защищая Родину, они верили в идеалы свободы!
2 мая 2014 | Социум
Адиль Сеитбекиров, газета "Голос Крыма"

Счастливы люди, которые испытывают неискоренимую любовь и привязанность к земле дедов и прадедов, к родной культуре, языку и обычаям. Всё может родная земля: накормить хлебом, напоить из своих родников, удивить своей красотой. Вот только защитить себя она не может. Поэтому защита родной земли - обязанность тех, кто ест её хлеб, пьёт её воду, любуется её красотой.
Людям даются почётные и уважительные звания. Самое высокое звание из всех - защитник Родины. Память народа веками свято хранит имена отважных воинов - так же, как имена великих учёных, поэтов, мыслителей.
Сравнительно небольшой по численности крымскотатарский народ в годы Второй мировой войны выдвинул из своей среды плеяду замечательных героев - защитников Родины, многие из которых не колеблясь отдали свои жизни в борьбе с нацизмом как на крымской земле, так и на всех участках фронтов, на морях, в подполье, в партизанских отрядах, при освобождении братских народов. Весь крымскотатарский народ сражался за свободу, за своё будущее, отнять которые у мужественного народа никому не дано.
О массовом участии членов крымскотатарских семей в Великой Отечественной войне говорят такие факты:
- семья Османа Бостанджи, деревня Улу-Сала Куйбышевского района, воевали 10 человек, 6 погибли;
- семья Сейдаметовых, город Карасубазар, воевали 9 человек, 6 погибли;
- семья Асана Перия (Меметовых), посёлок Гурзуф, воевали 8 человек, погибли 5;
- семья Бекмамбетовых, деревня Буюк-Бараш Евпаторийского района, воевали 6 человек, погибли 4;
- семья Зейтуллы Сеита (Фейзуллаевых), деревня Азек Бахчисарайского района, воевали 7 человек, погибли 5 (после захвата деревни Азек 7 ноября 1941 года нацистами были казнены трое младших из этой семьи - Идрис, Алие, Амет);
- семья Бекаевых, деревня Кадыш Акмечитского района, воевали 6 человек, погибли 5;
- семья Абдурамановых, посёлок Гурзуф, воевали 4 человека, все погибли;
- семья Османа Топчи, город Бахчисарай, воевали 6 сыновей и дочь Себия - майор медицинской службы, погибли 5 человек;
- семья Лемановых, деревня Татар-Осман Куйбышевского района, воевали 5 человек, все офицеры в звании от лейтенанта до подполковника), 4 погибли;
- семья Абдурамана Зиядинова, посёлок Гурзуф, воевали 4 человека, погибли все четверо.
В первый день вступления в Бахчисарай нацисты повесили 8 человек:
- Юсуф Таиров, руководитель подпольной организации города, бывший председатель райпотребсоюза;
- Абла Ибраимов, разведчик, бывший помощник начальника городской милиции;
- Васфие Аединова, пионерка, 13 лет, на её груди висела табличка с надписью "Партизанка";
- Халил Османов, партизанский разведчик, работник райкома;
- Юнус Фетиев, партизан, бывший работник городской прокуратуры;
- Амет Меметов, подпольщик;
- Усеин Джеппаров, подпольщик, бывший учитель;
- Алие Куршутова, руководитель молодёжной подпольной организации, бывший секретарь райкома комсомола;
В течение 1941-1944 годов в Бахчисарае были расстреляны 350 крымских татар - подпольщиков и партизан.
В восточной части города Алушты, недалеко от мемориала "Таврия", установлен памятник расстрелянным подпольщикам, на котором высечены фамилии: Н.Багликова, М.Гласприцкий, С.Башкин, Ф.Пластун. Этот список следовало бы дополнить точно установленными именами и других подпольщиков:
- Ашир Караев, секретарь парторганизации колхоза "Память Ильича";
- Осман Чомай, моряк;
- Эшреф Асан, председатель колхоза "Память Ильича", близ Алушты;
- Али Усеинов, руководитель подпольной организации города Алушты;
- Осман Аппазов, военком Алуштинского района;
- Меджит Аблялимов, директор Алуштинской МТС;
- Максуд Шабанов, руководитель подпольной группы;
- Рамазан Джетере, председатель колхоза деревни Буюк-Ламбат;
- Сеитумер Умеров, директор школы в деревне Шума;
- Абдураман Аппазов, учитель школы в деревне Корбек;
- Абдулкерим Амза - секретарь парторганизации деревни Буюк-Ламбат;
- Айше Караева, председатель сельсовета деревни Буюк-Ламбат;
- Аблямит Батыров, разведчик Алуштинского партизанского отряда;
- Сеитмемет Ибраимов, председатель сельсовета деревни Корбек
и ещё 56 крымских татар.
На памятнике подпольщикам, погибшим от рук нацистов, установленном на юго-восточном склоне горы Тик-Таш (Кастель), высечены фамилии: Джантемир, Эбасан, Савельев, Дядюшко, Ломидзе, Абакри, Лукьянов, Сорокин, Ушаков, Амбарян, Костенко, Уточкин, Зозуля.
Этот список справедливо было бы дополнить такими именами:
- Абибулла Велишаев, прокурор города Алушты;
- Мустафа Муратов, работник горторга;
- Сеит-Асан Хайредин, председатель колхоза деревни Корбек;
- Исмаил Мустафаев, председатель Алуштинского потребсоюза;
- Эдие Мемет, женский организатор деревни Шума;
- Кязим Арабаджи, председатель колхоза деревни Шума;
- Усеин Аметов, заведующий сберкассой города Алушты;
- Амет Гафур, председатель колхоза деревни Кучук-Узень;
- Музаффар Мазин, председатель сельсовета деревни Кучук-Узень;
- Гафур Исмаил, член КрымЦИКа;
- Кады Мустафа, председатель колхоза деревни Ускут;
- Эмине Муслядинова, женский организатор города Алушты;
- Ибраим Караев, председатель колхоза деревни Улу-Узень;
 - Саре Аметова, депутат горсовета;
- Усеин Месут, зампредседателя колхоза деревни Корбек
и ещё 30 крымских татар.
Оккупанты на захваченных территориях широко использовали систему заложничества. Например, за убитого немецкого офицера в татарском квартале в Евпатории расстреляли 100 мирных жителей. В деревне Аджи-Болат Бахчисарайского района за убитого нациста расстреляли 45 крымских татар. В 1942 году гитлеровцы расстреляли 70 подпольщиков, партизан, заложников в районе между деревнями Дегерменкой и Кызылташ Ялтинского района. В деревне Тав-Бадрак Бахчисарайского района в 1942 году за убитого начальника полиции были расстреляны 62 человека. В деревне Беш-Терек Симферопольского района каратели расстреляли 46 подпольщиков и партизан во главе с руководителем 2-й Симферопольской подпольной организации Ибраимом Боснаевым (подпольный псевдоним Сорокин).
Пускай приведённые факты о подвигах крымских татар в годы войны и жертвах, понесённых ими, подействуют отрезвляюще для некоторых людей с окаменевшим сознанием, застывшим на обочине истории. Надо знать, что только добро рождает добро. Никто не смеет игнорировать факты, когда коренные жители крымской земли сложили головы во имя свободы.

(1 комментарий | Оставить комментарий)

Январь 5, 2014


09:47 pm - Убит за то, что был атеистом
20 декабря 2005 года
Арлен-Мари, председатель Американского общества атеистов штата Мичиган
© Перевод с английского A-THEISM.COM

18 октября 2004 года Артур Шелтон, считающий себя христианином, убил своего друга и соседа 62-летнего Ларри Хупера, потому что тот не верил в бога... 18 декабря 2005 года, после многих месяцев отсрочек и задержек, Шелтон предстал перед судом штата Мичиган в Детройте, где ему было предъявлено обвинение в убийстве первой степени.
Судебное разбирательство началось с анализа записи телефонного разговора Артура Шелтона с дежурным полицейского участка города Тэйлор (штат Мичиган) 18 октября 2004 года, в котором ровным и спокойным голосом Шелтон сообщил диспетчеру о том, что лично застрелил из пистолета и ружья "самого дьявола", поскольку "он (Хупер - прим. ред.) не верил в бога". Шелтон сообщил диспетчеру, что "всё ещё вооружён и готов стрелять вновь в том случае, если он двинется с места". "Я хочу убедиться в том, что он наконец-то мёртв", - слышен голос Шелтона. Когда диспетчер поинтересовался о количестве произведённых выстрелов, Шелтон сказал: "Надеюсь, достаточно".
На протяжении пятнадцати минут телефонного разговора Шелтон часто повторял: "Я христианин, поэтому лгать не буду" и "не беспокойтесь обо мне, я в порядке, а он - дьявол". Диспетчер пытался убедить Шелтона сложить оружие и выйти на улицу с поднятыми руками. Убийца сопротивлялся, поскольку опасался, что Хупер ещё "недостаточно мёртв". Однако в конечном итоге ему пришлось сдаться полиции.
Когда полицейские прибыли на место происшествия, их взору предстала ужасная картина: Хупер сидел в обычной позе на диване, голова была практически снесена мощным выстрелом. Остатки мозга лежали на руках... Вскрытие не выявило в организме Хупера никаких следов наркотиков или алкоголя.
Свидетельские показания офицеров, участвующих в аресте и транспортировке Шелтона в полицейский участок, показывают, что Шелтон без конца повторял свои фразы о боге, скаутах и даже заявил, что не станет разговаривать с тем, кто не верит в бога, но будет сотрудничать с полицией, поскольку считает, что полицейские верят в существование господа.
На второй день разбирательства суд прослушал видеозапись допроса Артура Шелтона. Убийца проявлял железное спокойствие, с удовольствием ел предоставленные ему печенье и молоко. Однако в ходе допроса Шелтон вновь заговорил о боге и утверждал, что "не сожалеет о том, что убил Хупера". "В глазах закона я был неправ, и, вероятно, остаток своей жизни я проведу в тюрьме, но в глазах бога я убил зло, потому что этот человек - дьявол", - сказал он.
19 декабря 2005 года обвинительная сторона потребовала для Шелтона самого сурового наказания: тюремного заключения от 25 до 45 лет, в то время как защита требовала признания невиновности обвиняемого по причине его полной невменяемости. Судья предложил Шелтону сделать последнее заявление, и подсудимый, после недолгих раздумий, сказал, что ему очень жаль, что Хупер мёртв, но у него не было выбора. Он добавил, что на самом деле "видел огонь и дым, исходящие из его взгляда, и точно знал, что тот был самим дьяволом".
Наконец, судья объявил окончательный приговор: 45 лет лишения свободы (позже было уточнено, что Шелтон должен провести в тюрьме как минимум 25 лет, чтобы получить возможность досрочного освобождения). Подсудимый был шокирован и попытался возразить: "Мне 50 лет, и этот приговор, фактически, означает пожизненное тюремное заключение". На что главный судья ответил: "Мистер Шелтон, вы вынесли точно такой же приговор Ларри Хуперу, совершив одно из самых гнусных преступлений, с которыми я когда-либо сталкивался за свою судебную практику".
Хотелось бы добавить немного от себя о том, что происходило в самом зале суда. Джордж Шиффер и я присутствовали там в самый первый день заседания. Когда мы прибыли, нас попросили предъявить документы, и я показала членский билет Союза американских атеистов. Новость о том, что в зале суда находились атеисты, распространилась довольно быстро, так как помимо нас там было ещё несколько человек, в том числе и 11 членов семьи Шелтона. Они сразу же принялись называть нас "людьми из ада, дьяволами". В перерывах они поджидали нас в коридоре и продолжали вести себя таким же образом. Несколько женщин даже прошли за мной в туалетную комнату и попытались сделать всё возможное, чтобы отпугнуть меня распятиями.
Несмотря на то, что в итоге судья успокоил этих людей, 19 декабря - день объявления приговора - оказался одним из самых ужасных для меня и тех, кто был со мной. Когда мы покидали зал суда, семья "христианина" Шелтона уже ждала нас снаружи. Они перестали рыдать, окружили нас со всех сторон, крича: "Единственная хорошая вещь после всего этого - это то, что миру стало легче от того, что исчез очередной атеист", и что "хороший атеист - это мёртвый атеист".

(Оставить комментарий)

09:46 pm - Имам Сулейман Рафалович
Из числа прекрасных и достойных мусульман Беларуси мы сегодня расскажем об имаме мусульманской общины в городе Ивье Гродненской области Сулеймане Гамберовиче Рафаловиче.
Уважаемый имам Сулейман Рафалович родился 9 августа 1940 года (по документам - 15 февраля 1941 года). Его отец Гамбер Иванович Рафалович был годжием (мусульманским учителем) в деревне Довбутишки Сморгонского района Гродненской области. Мать Амина Якубовна Шабанович - домохозяйка. В 1948 году Сулейман пошёл в школу, в которой окончил 8 классов. С 1964 по 1967 гг. служил в Советской Армии в Саратове связистом. Потом направлен в город Ташкент. Закончил службу в Казахстане на границе с Китаем, в Уйгурском районе, посёлок Чянжа. После армии в 1968 году женился на ивьевской татарке Розие Александровне Александрович. Вместе они воспитали двух детей Александра и Амину. Работал в комбинате бытового обслуживания, в столярном цеху, затем в больнице. Сулейман Гамберович рассказывает, что, хотя и было запрещено, но начальство отпускало по пятницам в мечеть на джума-намаз.
С самого раннего детства его отец Гамбер Иванович обучил Сулеймана арабской грамоте, чтению Корана и совершению намазов. С десяти лет он вместе с родителями выполнял мусульманские обряды, участвовал в похоронах и вечерах. Отец Сулеймана Гамберовича привил ему стремление аккуратно писать по-арабски. С тех пор Сулейман любит писать арабскими буквами, имеет каллиграфический почерк. Два года он вручную переписывал Коран , и полностью закончил этот труд в 1985 году. Сейчас этот уникальный Коран хранится в Ивьевской мечети.
В своё время - с 1987 по 1994 гг. - он служил имамом в посёлке Немежис около города Вильнюс в соседней Литве, куда добирался автобусом, иногда на личном мотоцикле "Днепр" с коляской. С 1994 по 2008 гг. был муэдзином в Ивьевской мечети. В 2008 году избран имамом в Ивье, и обязанности имама он продолжает исполнять по настоящее время. Сулейман Гамберович пользуется большим авторитетом среди мусульман города Ивье. Он читает исламскую литературу, хадисы, общается с молодёжью. Долгое время нынешний имам был годжием для татарских детей города Ивье. До сих пор многие его ученики тёплыми словами благодарности вспоминают о занятиях, которые проводил Сулейман Гамберович.
Корреспондент газеты "Мусульманский вестник" встретился с имамом Сулейманом Рафаловичем в его гостеприимном доме.
- Сулейман Гамберович, что нужно, чтобы татары и мусульмане сохранились на Беларуси?
- Надо учить детей. Если будет хорошая мусульманская школа, хорошие преподаватели, будет укрепляться дружба между татарами. Молодёжь, которая училась в светских университетах, в Ивье не остаётся. В городе нет заводов, фабрик, молодым некуда устроиться на работу. А работать на огородах, в теплицах хотят немногие. Раньше наша улица Советская была многолюдная. У нас жило много татар, в праздники было весело. А сейчас количество мусульман уменьшается, всё меньше остаётся молодёжи.
- У Вас есть мечта?
- Была давнишняя мечта, и она при помощи Господа осуществилась. Хотел быть имамом, чтоб служить Аллаху и помогать людям. Несколько лет назад я сильно заболел, но, слава Богу, поправился, стал на ноги и меня избрали имамом.
- Что бы Вы хотели пожелать мусульманам Беларуси?
- Здоровья, успехов во всём и везде. Чтобы Вы жили радостно, благодарили Господа за эту жизнь. Так нужно Аллаху, чтобы наша жизнь продолжалась. Чтобы мы приносили пользу кому-то своими стараниями.

Якуб Радкевич, Али Воронович


Сулейман Рафалович

По материалам сайта http://www.islam.by/

(Оставить комментарий)

09:43 pm - Три жизни муфтия Абу-Бекира
За что уважают татар
Первая жизнь Абу-Бекира Шабановича, муфтия Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь, была совсем короткая - всего несколько месяцев - и чуть не закончилась трагически. Сам муфтий о том, как находился на волоске от смерти, естественно, не помнит. Эту историю он услышал от мамы-татарки.
- Сестра меня, совсем ещё малыша, несла к бабушке и уронила в лужу. В итоге - двустороннее воспаление лёгких. В те военные времена 1939 года было не до медицины: родители лечили, как могли, но с каждым днём мне становилось хуже. Я так ослаб, что пульс не прощупывался. Родители решили, что ребёнок умер, готовились к похоронам, - рассказывает Абу-Бекир Шабанович. - Но дедушка не смог поверить в мою смерть, побежал за медиком в центр Ивье. И среди отступающих польских военных нашёл врача-еврея, который осмотрел меня и сказал, что хотя я и в тяжёлом состоянии, но всё ещё жив. В итоге - выходили, вылечили.
Свою малую родину - городок Ивье, Абу-Бекир вспоминает с теплом и нескрываемой гордостью. Улыбается. Особенно много рассказывает о мечети, что стоит среди тесных усадебных построек и издали привлекает к себе внимание минаретом с высоким тонким шпилем и полумесяцем. С его балкона муэдзин до сих пор созывает местных мусульман на молитву. А давным-давно семилетний Абу-Бекир целых четыре года день в день ходил в общественный дом при Ивьевской мечети - учился читать Коран, писать арабской вязью... И всё это подпольно. Кстати, старинную мечеть в Ивье в советское время татары отстояли. Сейчас она известна далеко за пределами Беларуси.
- Когда мечеть в Ивье во времена Сталина и Хрущёва несколько раз пытались закрыть, татары устраивали забастовку. В итоге властям пришлось признать здание мечети памятником архитектуры и взять под государственную опеку. А молиться мы там продолжали, - улыбается муфтий и с гордостью добавляет:
- Татар в Ивье всегда очень уважали. Думаю, в частности, за набожность и порядочность, которые не менялись при любой власти.

Дверь всегда открыта
Вторая жизнь Абу-Бекира была довольно долгой и началась с обкома партии. Молодого, но очень смышлёного учителя истории и физкультуры Шабановича позвали на работу в Минский обком на "идеологическую" должность. Абу-Бекир должен был бороться с теми, кто не придерживался "правильной" линии - например, осмеливался крестить своего ребёнка.
- Вызывал таких людей в кабинет и долго беседовал. Объяснял, что Бог живёт в сердце, не стоит свою религиозность напоказ выставлять. Я знал, о чём говорил, - сам в то время на все значимые мусульманские праздники обязательно ездил из Минска в Ивье, к родителям, посещал мечеть, встречался с единоверцами, - вспоминает прошлое муфтий и признаётся:
- Кстати, ведь я тогда так никого и не наказал за религиозные "проступки"...
Абу-Бекир мог бы сделать отличную партийную карьеру - к нему поступало немало подобных предложений. Но Шабанович все их отклонял. Говорит: понял, что не хочу быть проводником атеистической идеологии. Как раз в этот момент Абу-Бекиру предложили стать директором школы. И он согласился.
- Выбор был большой - под моё руководство отдавали любую из шести школ Фрунзенского района. Но я выбрал 136-ю, новостройку. Сутками пропадал на стройке. И школу открыли в срок - к 1 сентября. Приходил каждое утро до начала уроков, обязательно встречал у входа ребят. Двери в директорский кабинет не закрывались - школьники всегда могли ко мне прийти. Эта привычка до сих пор сохранилась, - говорит муфтий. Дверь его кабинета в здании временной Минской мечети, где мы встретились, действительно была открыта всё время, пока беседовали.
Директор каждый день уходил из школы последним: после уроков обязательно осматривал все помещения, коридоры - проверял готовность к следующему учебному дню.
- Однажды во время такого обхода я увидел в углу тёмного коридора мальчика, который учился в четвёртом классе. Подошёл к нему, спросил: почему домой не идёшь? Тот начал всхлипывать. Оказалось, в тот день он получил "двойку" и боялся, что родители, как обычно, станут бить ремнём. В итоге решил покончить жизнь самоубийством - прыгнуть с крыши школы... Я его не успокаивал, не уговаривал, просто рассказал свою историю о том, что сам в детстве однажды думал о самоубийстве - родители очень сильно и незаслуженно меня обидели. Мальчик почувствовал: я говорю с ним на равных, разделяю его переживания. Поверил мне и разрешил отвести домой. Я сказал родителям школьника, что задержал его после уроков, извинился. Объяснил: "двойка" их сына случайная, учительница погорячилась. Через много лет мы как-то на улице встретились с этим мальчиком, ставшим уже отцом семейства. Он долго благодарил меня и сказал, что в тот вечер я его спас...

Мечта
Сейчас Абу-Бекиру пошёл седьмой десяток. Он больше не работает в школе. На пенсии началась совсем другая жизнь - его избрали муфтием Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь. Свободного времени у Абу-Бекира не стало больше, скорее наоборот - сейчас его жизнь полна забот и встреч с различными людьми.
- Редко получается отдохнуть. Но когда выдаётся свободная минутка, обязательно читаю исторические книги. У меня огромная библиотека, - рассказывает муфтий. - В ней есть уникальные столетние китабы - это книги, которые велись в каждой мусульманской семье. В них фиксировались важные события: кто рождался, кто умирал, кто какие добрые дела совершал.
Одна из главных забот Абу-Бекира сейчас - достроить мечеть в центре столицы, в сотне метров от проспекта Победителей. Сейчас она возведена примерно наполовину.
- Это будет возрождённая минская мечеть, которая действовала в столице с 1902 года, но была разрушена в 1960-х. Новое здание планируется просторнее старого: в высоту - более 27 метров, с большим фойе, залом для собраний и всеми необходимыми службами, двумя молитвенными залами на 1100 мест: мужским и женским, - мечтательно глядит муфтий из окна одноэтажного здания, где сейчас проходят молитвы, на запорошенный снегом красный кирпич застывшей стройки. - А ещё в мечети обязательно появится музей. В нём мы расскажем о нашей религии через судьбы конкретных людей, которые жили в Беларуси. Помогут нам их семейные китабы, старинные Кораны, карманные молитвенники - камаилы, древняя настольная чеканка с изречениями на персидском языке о пользе пищи и вреде переедания, редкое издание XVIII века поэмы о пророке Мухаммаде и многое другое. Я уверен, как только он откроется, экспонатов станет гораздо больше. Ведь слышать о музее - одно, а увидеть своими глазами, как он устроен, - совсем другое. Думаю, многие мусульмане захотят, чтобы в мечети хранилась частичка истории их семьи. Надеюсь, что к концу года и музей, и мечеть откроются.
Муфтий Абу-Бекир считает себя счастливым человеком. Гордится 35-летним единственным сыном - отличным хирургом-стоматологом, доцентом, тепло отзывается о жене-татарке, с уважением - о невестке-белоруске, радостно - о внуке, которого назвали в честь деда. А в конце нашей беседы наклоняется ко мне, кивает на двух молодых, по виду очень набожных, мусульман и тихим доверительным голосом сообщает:
- Это мои ученики. Знаете, к чему я их готовлю? К служению духовности людей. Надеюсь, проповеди именно этих молодых людей будут слушать тысячи белорусских мусульман.

Елена Крылова, газета "Минский курьер"
13.02.2009, Денис Шеметов



Абу-Бекир Шабанович, муфтий Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь

(Оставить комментарий)

09:42 pm - Из истории одесских татар
Автор - Закир Калмыков (Одесса)

С первых лет своего существования Одесса была интернациональным городом. Уже в начале XIX века здесь жили русские, украинцы, немцы, итальянцы, французы, поляки, евреи, греки, молдаване, румыны, албанцы (арнауты), турки, болгары, сербы, армяне, белорусы. Первые татары, жившие в Одессе, были потомками обитавших издавна в этих краях татар и ногайцев, остальные попали в эту "жемчужину у моря" из самых различных мест. Ведь сам город появился на месте татарского поселения Хаджибей, упоминаемого в письменных источниках уже с XIV века. Поселение это основал некий князь Хаджи-бей, погибший позже в битве с литовцами на Синих Водах. "Хаджи" - уважительный титул человека, посетившего Мекку. Татары, надо сказать, первыми из тюркских народов приняли ислам и стали самыми ревностными мусульманами.
Сведения о поселении или замке Хаджибей (иногда его называют и Кадибей) немногочисленны и противоречивы. Некоторые учёные полагают, что Хаджибей находился вначале между Хаджибейским и Куяльницким лиманами, а лишь потом передвинулся на территорию будущей центральной части Одессы. К концу XIV века поселение переходит под власть литовцев, а в первой половине XVI - вновь к татарам.
Проживали в Хаджибее в основном татары и турки, но были и молдаване, и евреи, и караимы. Все жили мирно и довольно зажиточно, занимались земледелием, скотоводством, рыбной ловлей, охотой, торговлей, добывали соль из лиманов, заготавливали строительный камень. В Хаджибее работал порт, куда заходили преимущественно турецкие корабли. Отсюда увозили кожу, ячмень, соль, масло, сыр, а ввозили фрукты, апельсины, восточные сладости и даже вина для северных соседей (сами татары, как и турки, вина не употребляли). Хаджибейцы владели довольно большими табунами лошадей, стадами овец, рогатого скота и верблюдами, пасущимися в округе. О зажиточности местных жителей свидетельствует то, что казаки при набеге на Хаджибей и окрестности в 1769 году угнали с собой более 20 тысяч лошадей, тысячи голов овец и рогатого скота и даже 180 верблюдов.
В 1764 году турки возвели для защиты порта новый замок и назвали его "Ени-Дюнья", то есть "Новый Мир" (или "Новый Свет"). Замок стоял как раз на месте позже построенного Воронцовского дворца. Он был окружён высокими зубчатыми стенами, по углам замка высились башни с амбразурами.
Само же татарское селение Хаджибей располагалось от морского берега примерно до нынешней Греческой улицы. Здесь была мечеть, находившаяся в районе нынешней Городской думы, было и мусульманское кладбище. Работали торговые лавки, пекарня, кофейня.
В 1789 году Хаджибей был взят русскими войсками и украинскими казаками. При защите крепости погибло более 200 человек, многие были взяты в плен. Мирные жители просто бежали от военных баталий, но с их окончанием стали возвращаться на родные места. Замок же после взятия был разрушен до основания. В 1794 году на захваченном месте появляется город Одесса. Как основатели города, так и его первые жители были людьми самых различных национальностей.
Особенно много разноплемённого народу прибыло в Одессу к середине XIX века. Ведь с 1819 года город обладал привилегиями порто-франко, что означало право без уплаты пошлины торговать иностранными товарами. Сюда съехались толковые и энергичные люди со всех концов России. Здесь поселились и эстонцы, и латыши, и чехи, и армяне, и цыгане. Появились в Одессе и расторопные и хваткие татарские купцы и ремесленники из самых различных мест. Вначале они приезжают сами, потом привозят и семьи. Так в Одессе появились пензенские, нижегородские, казанские, астраханские, крымские и даже сибирские татары.
По переписи 1892 года на 340 тысяч одесситов приходилось 958 мусульман, в подавляющем большинстве - татар. В паспортах тогда национальность не вписывалась, отмечалось только вероисповедание - "магометанин". Кроме татар, среди одесских "магометан" есть турки и выходцы из Северного Кавказа.
В то время в Одессе работали татарские лавки и пекарни, турецкие кондитерские и кофейни. Среди представителей нашей национальности было немало людей, традиционно занимавшихся торговлей. Один из них - мой дед, купец Хусеин Хаир Оглы Калмыков, выходец из Пензенской губернии, татарин-мишар. Мишаре, живущие южнее и западнее нынешнего Татарстана и представляющие часть поволжских татар, в отличие от казанских, - это прямые потомки кипчаков, говорящие на отдельном, западном диалекте, близком к степным говорам крымских татар.
Деду, приехавшему в Одессу в 1891 году, очень понравился этот весёлый и оживлённый южный город. Он довольно быстро открыл здесь своё дело, наладил хорошие торговые связи с Турцией, Польшей, Румынией и крымскими городами. Вскоре он приобрёл дом на Малороссийской (ныне Лазарева) улице и перевёз сюда свою семью. Дед торговал коврами, шалями, платками, мелкой галантереей. Товары реализовывали по всей Одессе шестьдесят его помощников - молодых одесских татар, в том числе и трое сыновей. Мой отец, Абдулла Хусеинович, проживший более ста лет, часто вспоминал, как торговал различными товарами, носил огромные узлы по всей Одессе, как раскладывал ковры и ткани во дворах, чем-то, наверное, напоминая при этом героя популярного в своё время кинофильма "Аршин мал алан", также мерявшего аршином ткани.
После безвременной кончины деда его сыновья продолжали вести то же дело, но позже, в связи с Первой мировой войной и прекращением поездок в Турцию и другие страны, решили переключиться на иной, как сейчас говорят, бизнес. Они принялись за торговлю бараниной и кониной. Словом, взялись обеспечивать мясом "халяль" одесских мусульман. Постепенно они стали владельцами мясных лавок на шестнадцати одесских базарах. Отцовский дом для трёх братьев уже тесен; в 1918 году они купили новый просторный дом на Хуторской улице (ныне Генерала Цветаева), и там же во дворе открыли небольшую колбасную фабрику. Во время Курбан-байрамов мясо мусульманам раздавали бесплатно.
С приходом советской власти, конечно же, всё было ликвидировано: братьев арестовали, из шестнадцати лавок осталась только одна на Новом базаре, да и ту вскоре отняли, как и дом на Хуторской.
После освобождения дядя Ибрагим переселился в Крым. Позже он был арестован, попал в лагерь и умер там от голода. Дядя Хасан перебрался в Узбекистан, где жили родственники, чудом устроился на работу и уже до конца дней жил в Ташкенте. Туда же полностью ограбленный и лишённый права голоса был вынужден уехать и мой отец. Несмотря на то, что он тоже прошёл лагеря, ему всё-таки удалось в 1952 году вернуться с семьёй в родную Одессу.
Участь братьев Калмыковых не была случайной. Примерно такой же была судьба практически всех толковых и состоятельных людей России после Октябрьской революции: кто погиб, кого сгноили в тюрьмах и лагерях, а кто, оставшись без копейки, влачил до конца дней жалкое существование.
Второй же мой дед, Рехметулла Янмурзин-Ляпин, татарин астраханского происхождения, попал в Одессу ещё в 1880 году и долгие годы работал пекарем в известной татарской хлебопекарне Султана Али Бикбаева-Рашкина, располагавшейся на Дальницкой улице. Работало там более 50 татар. Хлебом они обеспечивали почти половину Молдаванки.
Татары Одессы, имевшие самое различное происхождение, жили между собой очень дружно и часто общались. Конечно же, все они были ревностными мусульманами-суннитами, а единая вера в былые годы крепко объединяла. Они ходили в мечеть, что располагалась в конце Старопортофранковской улицы рядом с мусульманским кладбищем неподалёку от Чумной горы.
Одесский мулла вместе с городскими властями, как правило, встречал высокопоставленных гостей. В частности, мулла Ибрагим Адикаев встречал бухарского эмира и шаха Ирана, а позднее мулла Сабирзян Сафаров - приезжавшего в Одессу царя Николая II.
Все татары, от мала до велика, соблюдали пост в месяц Рамадан. Ими выплачивался закят - религиозный налог в пользу бедных и неимущих, а более состоятельные люди совершали хадж - паломничество в Мекку.
В Одессе была и традиционная мусульманская школа, где занимались моя мама и её сёстры. До сих пор хранятся у меня их похвальные грамоты и Коран, изданный в Бахчисарайской типографии Исмаила Гаспринского, который изучали в школе девочки. Кстати, обучение на татарском языке продолжалось ещё некоторое время и после революции. Существовали татарские классы, изучался литературный язык. Любопытно, что в 30-е годы XX века обучение в Одессе велось на 18 (!) языках. Период полной русификации наступил уже после Второй мировой войны.
В Одессе до революции даже находилась центральная контора по переправке паломников-мусульман в Джидду через Константинополь со специальной санитарно-паломнической гостиницей "Хаджилар Караван-Серай" или попросту "Хаджи-Хане". Гостиница могла принять в свои корпуса одновременно более 3000 человек и располагала баней и больницей на 20 коек. В случае смерти кого-то из паломников его хоронили на мусульманском кладбище с соблюдением всех мусульманских обрядов.
Интересно, что ровно сто лет назад, в 1908 году в Одессу приезжал из Санкт-Петербурга лидер мусульманской фракции Государственной думы О.Ш.Сыртланов, изучавший и регулировавший дело перевозки паломников-мусульман в Мекку через Одессу. Помогал ему и руководитель паломничества мусульман, представитель Министерства внутренних дел Саид-Гани Саидазимбаев. Одесский генерал-губернатор И.Н.Толмачёв, рассмотрев докладную записку С.Саидазимбаева, предоставил дополнительно для карантинных целей так называемый "Дом трудолюбия". Обслуживали паломников семь врачей, в том числе и врач-бактериолог.
Близ нынешнего Морского транспортного банка, бывшего шахского дворца, в разрушенном во время Второй мировой войны здании находился "Татарский клуб", где собиралась и знакомилась молодёжь, пели татарские песни разных регионов, играли оркестры.
Приход советской власти резко изменил жизнь татар. Наступила пора воинствующего атеизма и недоверия к "инородцам". Одесский мулла, татарин Сабирзян Сафаров, был расстрелян, мечеть закрыта, а потом разрушена, мусульманское кладбище сровняли с землёй. Быть нерусским становится подозрительным, татары начинают называть себя русскими именами и менять паспорта. Мой дядя Инеятулла Рахметуллаевич стал, например, Ильёй Родионовичем.
После Второй мировой войны гонения на верующих одесских мусульман, в большинстве татар, усиливаются. Религиозная жизнь сохраняется только в кругу семьи и близких друзей-соплеменников. В одной из квартир на Молдаванке татары тайно собирались на пятничную молитву. Продолжали читать Коран, соблюдали пост, раздавали милостыню. Обязанности муллы в послевоенные годы исполнял Хусеин Семирханов, затем Ханафи Басыров, а в 70-е годы - старый пекарь Абдулла Хасанович Каипов. После его смерти исполнять обязанности муллы стало некому. Лишь несколько пожилых женщин-татарок, ещё учившихся в мусульманской школе и знающих Коран, помогали в проведении религиозных обрядов и читали молитвы.
Только после перестройки и после прекращения многолетнего атеистического давления жизнь татар-мусульман оживилась. В середине 1992 года на странице одесской газеты "Юг" появляется приглашение на собрание, посвящённое организации мусульманской общины. Инициаторами собрания и создания мусульманской общины стали одна из самых активных мусульманок города Амина-апа Халитова и председатель Общества татарской и башкирской культур, деятельный, решительный и энергичный человек, полковник запаса Маис Рахимович Батталов. Впервые после 70-летнего перерыва он добивается регистрации общины при Одесском облсовете народных депутатов, он же разрабатывает устав общины. Вначале для проведения пятничных молитв использовали закрытое помещение детского сада по улице Якира. Помог с арендой помещения сирийский бизнесмен Мишель Мухаммед. Роль имамов стали исполнять студенты-мусульмане, арабы.
По пятницам на молитву людей собиралось всё больше, помещение стало тесным и с 1994 года арендуется новое, более просторное, по улице Балковской. Вот уже 14 лет работает там мечеть "Ар-Рахма", находящаяся под эгидой Духовного управления мусульман Украины (ДУМУ). При мечети есть помещение, где готовят в последний путь умерших мусульман. Хоронят их теперь на недавно открытом мусульманском отдельном участке общегородского "Западного" кладбища. При мечети работает и мусульманская школа. Здесь обучают и основам ислама, и арабскому языку.
Кроме того, одесские татары-мусульмане с 1996 года могут посещать мечеть, открытую в помещении бывшего детского сада на Слободке (близ рынка). Эту новую "Религиозную общину мусульман" города Одессы зарегистрировал всё тот же Маис Рахимович Батталов. Работает эта мечеть под эгидой общественных арабских организаций "Аль-Раид" и "Аль-Масар".
Есть возможность ходить и в мечеть Арабского культурного центра на улице Ришельевской. Великолепное здание центра построено на средства сирийского бизнесмена, известного благотворителя Аднана Кивана.
Численность татар в Одессе в 1989 году была 3747, а по данным переписи 2001 года - уже всего 2640. Многие из них пользуются в Одессе широкой известностью. Это, например, генерал Виль Шарипов; блестящий нейрохирург Венер Якупов; Герой Советского Союза, профессор Назым Якупов; замечательный организатор Маис Батталов; заместитель начальника управления архитектуры и градостроительства Марат Касимов.
Живущие практически во всех уголках города татары сейчас уже не стесняются своих имён и свободно могут исповедовать ислам. А завершившие свой жизненный путь могут быть похоронены с соблюдением всех необходимых ритуалов на мусульманском кладбище.
Всё это, конечно, хорошо. Но вот вопрос. Сблизила ли как-то татар Одессы не так давно наступившая подлинная свобода вероисповедания, возможность говорить, не стесняясь, на своём родном языке, свободно общаться? Боюсь, что нет.
Если сравнить татар Одессы конца XIX - начала XX века, прекрасно знавших свой язык и литературу, читавших Коран, истинных мусульман, хорошо знавших друг друга и помогавших в беде, с нынешними, рассеянными по всему городу и разобщёнными татарами, сравнение явно будет не в пользу наших современников.
Если старшее поколение ещё знает язык, ходит в мечети, общается с узким кругом знакомых соплеменников, то занятое делами среднее поколение в большинстве своём уже состоит в смешанных браках, говорит на татарском только с родителями, а в своих семьях - уже на русском языке. Младшее же поколение татар и подавно не знает ни языка, ни религии, ни национальных традиций. Среди посещающих одесские мечети большинство теперь составляют арабы - студенты и бизнесмены. Приходят туда и их русские и украинские жёны, изучающие язык и принявшие ислам. Татар среди прихожан всё меньше и меньше. Нет ни татарской школы, ни каких-то встреч соплеменников. Хорошо, что в Киеве работает мощный Всеукраинский татарский культурный центр во главе с Канафией Хуснутдиновым; отлично и то, что широко известен Запорожский центр татарской культуры, не говоря уже о целенаправленно возрождающих свой язык и культуру крымских татарах. В Одессе о подобном центре пока не слышно. Татар, несмотря на ещё сохраняющуюся по инерции численность, в действительности остаётся в ней всё меньше. И если руководство одесского Общества татарской и башкирской культуры не бросит клич "Татары Одессы, объединяйтесь!", то через десяток-другой лет от одесских татар останутся одни воспоминания.

(Оставить комментарий)

09:41 pm - Белорусские татары и татарские корни Виктора Януковича
Автор: Ибраим Военный (Крым)
Дата: 21.03.2010
Источник: http://www.kr-alemi.com/

Как писал российский историк Сергей Соловьёв, "поскреби русского - под ним окажется татарин". Знает ли президент Украины Виктор Янукович о своём татарском происхождении? Корень фамилии Янукович - татарский. Глубинно по корням он происходит из татар, которые приняли христианство и оказались на территории Руси и Польши. Его корни в Беларуси, где литовские князья селили татар. Это видно даже по антропологическому типу Януковича...
Ещё до революции дед украинского президента уехал из небольшого селения Януки, находящегося на территории нынешнего Докшицкого района Витебской области, большая часть которой расположена в природно-ландшафтной зоне европейской тайги, тогда - бедно-земельной северо-восточной части Виленщины, и многие годы колесил в поисках заработков, пока не осел в Донбассе. Исторический регион Виленщины (с 1939 сама Вильня "подарена" Сталиным Литовской Республике и стала Вильнюсом), где родился дед Виктора Фёдоровича, с давних времён населена живущими рядом "литвинами" - католиками-белорусами и православными, караимами и татарами. Первыми мусульманами, появившимися здесь в XIV веке, были татары, воины хана Тохтамыша - выходцы из Причерноморья и с Крымского полуострова. Натерпевшись от междоусобиц в Золотой Орде, они, говоря языком современным, попросили политического убежища у литовского князя Витовта. Тот гостеприимно принял татар, определил их к себе на воинскую службу, выделил хорошие наделы на белорусских землях - на Виленщине и Минщине. В соответствии с договорённостью Витовта и хана Золотой Орды Тохтамыша в конце 1397 г. несколько тысяч татар с семьями поселились возле Вильно, Новогрудка, Лиды, Бреста и Минска. Татары своей новой родине служили верно, храбро сражались за Витовта и даже называли его своим ханом. В 1409 году к Витовту прибыл со своим отрядом сын Тохтамыша царевич Джелал-эд-Дин. Великий князь гостеприимно принял его и заключил союз о совместных действиях против тевтонского Ордена. Татары были временно расселены во владениях великого князя возле Гродно, то есть недалеко от границ с Орденом. Они принимали действенное участие в войне с Орденом в 1409-1411 годах, особенно в Грюнвальдской битве. На возвышенностях Грюнвальда вместе с белорусами, поляками и литовцами бились с крестоносцами и татарские воины. Немецкие хроники, чтобы объяснить причину поражения крестоносцев в битве под Грюнвальдом, называют очень большое количество татар на стороне Витовта - от 20 до 40 тысяч - и рассказывают, что великий магистр Ульрих фон Юнгинген погиб в битве от руки татарского хана Багардина (наверное, имеется в виду Джелал-эд-Дин).
Весь период правления Витовта характеризуется исследователями хорошими отношениями, заботой и интересом властей к татарам. Поэтому татарская эмиграция в Литву имела в тот период массовый характер. Причину этого явления объясняет сам великий князь в письме магистру ордена крестоносцев, что "на территории его государства появилось множество татар, которые в Литве ищут спокоя". Великий князь Витовт заложил фундамент татарского осадничества в своём государстве. Татары получали землю, причём в вечное пользование, правда, без права свободно распоряжаться ею. Взамен за землю они должны были (за собственный счёт) нести воинскую службу. Такая зависимость делала их вассалами великого литовского князя, поэтому их и называли "господскими татарами". Однако их фактическое положение не отличалось от местной шляхты. Князь Витовт гарантировал осадникам свободу вероисповедания и религиозную практику, а также дал право мужчинам татарам жениться на христианках, а детей от брака воспитывать в вере отцов. Процесс поселения татар в границах польско-литовского государства продолжался ещё и в XVI веке, но уже не был таким массовым. Кроме того, изменился этнический состав эмигрантов. В Речь Посполитую чаще всего прибывали представители именитых родов Крымского ханства вместе со своими сподвижниками. Здесь появляются представители и других народов Востока: черкесы, черемисы и даже турки-османы. С 1667 года Польско-Литовское государство воевало с Турцией. Татары, служившие в войске, назывались в это время "липки". В 1676 году татарские полки храбро обороняли польский лагерь в Журавне. Особенно отличились татарские хоругви Мустафы Сулькевича, Самуэля Кшечковского, Колумбека Босацкого, Яхьи Кробицкого. Соединение из татарских полков одержало убедительную победу над турецкими войсками под Веденом, на взгорьях Михаэлерберга (12 сентября 1676 года). А в битве под Парканами 7 октября 1676 года татарский ротмистр Самуэль (Исмаил) Кшечковский спас жизнь королю Польши Яну Собескому.
В первой половине XVIII века татарские полки Речи Посполитой стали называться уланскими. Происхождение этого названия имеет татарские исторические корни. В Золотой Орде улан был титулом, означающим принадлежность человека к роду Чингисхана. Когда судьба забросила в Литву и Польшу многих представителей татарских княжеских родов, они сохранили за собой этот титул на многие века, посвятив себя военной службе и дав это благородное название своим хоругвям. Военная слава татарских полков польской королевской армии привела к тому, что во многих армиях западноевропейских стран начали создавать лёгкую кавалерию по образцу татарских формирований. В XVIII столетии уланские части возникли во Франции, Австрии и Пруссии. Татарское население, жившее в польско-литовских землях, делилось на 6 племенных групп, называемых хоругвями: баргынская, джалаирская, юшыньская, конгратская, найманская и уланская. Их название происходило от знатных родов Золотой Орды, таких, как Баргын, Джалаир, Хушин, Конграт и Найман, крымских родов Девлет-Бердей и Девлет-Гирей, Ширин и Аргун. По мнению исследователей, на белорусской земле живут предки около полусотни знаменитых татарских родов: Александровичи из рода Искандер, Шабановичи из рода Шейбан, Барановские из рода Борын, Кондратовичи из рода Конград, Асановичи из рода Асан... Среди белорусских татар часто встречаются и такие, оформленные на местный манер, фамилии: Конопацкий, Якубовский, Базаревич, Саганович, Янукович. В средние века правители, наделяя татар землями, требовали как непременное условие принятие фамилии местного звучания. Многие белорусы имеют фамилии, которые образовались от татарских корней: Курош, Камай, Булгак, Бузук, Колдай, Довляш, Букатый, Колган, Кубеко, Кардаш, Солтан...
Достаточно часто встречаются в Беларуси топонимы татарского происхождения: Койданово, Татарка, Татарщина, Сорок Татар, Мамай, Орда, Агдемер, Болбасово, Татарск, Татариновичи, Татарья, Бабаевичи, Баево, Балаши, Баторин, Баштан, Галимцы, Карачино, Карачуны, Курманово, Мамойки, Мурзы, Тодулино, Чаусы, Чигири, Шайтарово. Постепенно численность исповедующих ислам на белорусских землях росла и к XVI веку достигла примерно двухсот тысяч. Мусульмане настолько прижились на новых землях, что, сохранив язык и культуру они в общении перешли на белорусский язык - являвшийся основным языком великого княжества, и только молитвы читались на арабском и тюркском языках. Веротерпимость, царившая здесь, позволяла татарам строить мечети на отведённых им землях, открывать мусульманские школы. Было возведено почти 400 мечетей.
Город Минск тогда назывался Tatarskaya Slabada (Татарская Слобода). Взаимоотношения белорусских татар и белорусов почти всегда были мирными. Белорусские татары никогда не проявляли попытки завоевать господствующее место в политическом и экономическом положении страны. Только в военном деле они стремились отличиться и получить командные должности. Вместе с белорусскими, польскими и литовскими патриотами татары боролись за освобождение Речи Посполитой от стран завоевателей. Генералы Чимбай Мурза Рудницкий, Юсуф Беляк, Якуб Ясинский, Матей Сулькевич, Александр Мильковский, Юсуф Базаревич, полковники Гасан Конопацкий и Мустафа Якубовский, много других воинов-татар за свои ратные дела завоевали гордость и уважение белорусского и польского общества. Гербы и геральдические знаки XVI-XIX вв. свидетельствуют, что на Беларуси было более 50 известных татарских семейств. Оседлая татарская аристократия превратилась в аристократов - владетелей имений, фольварков и небольших деревень. В монографии Станислава Дзядулевича "Herbarz rodzin tatarskich w Polsce" ("Гербовник родов татарских в Польше", Вильно, 1929) сведения о 600 с лишним татарских родах разделены на две части: "Татарские роды, до сих пор оставшиеся мусульманскими" и "Роды татарского происхождения, принявшие когда-то христианство разного толка". Причём зачастую одни и те же роды имели и имеют как мусульманскую, так и христианскую ветви, что не мешало им не забывать своё татарское происхождение, благодаря чему их предки и стали шляхтичами. Примерно то же самое происходило с русскими дворянами татарского происхождения, с той лишь разницей, что они не стремились афишировать свои татарские корни. Оно и понятно: в России татарам намертво приклеен ярлык "врага и завоевателя", "поганого бусурмана" и т.д. В Речи Посполитой этнические, то есть "свои" татары зачастую выступали в роли героев многочисленных войн с соседними державами, в том числе с Московией. Многие польско-литовские татары, например, до сих пор гордятся своими предками, принявшими деятельное участие в Грюнвальдской битве 1410 года.
Глинские - княжеский род Великого Княжества Литовского и Московского Великого княжества, пользовался собственным гербом, который происходит от татарской родовой тамги, и символизирует княжескую власть, перед ним скипетр направлен вниз, с расщеплённым верхом. Род имел татарские корни, генеалогические традиции связывают его с Мамаем, сын которого, Мансур-Кият, когда-то покинул сыновей Скидара и Лекса (в крещении Александр). Последний выехал в Великое Княжество Литовское, принял православие и получил от великого князя Витовта земли на границе с Золотой Ордой и города Полтаву и Глинск (современный город Золотоноша Черкасской области Украины). Первым в исторических источниках в 1398 году упоминается Иван Александрович Глинский, который был женат на дочке князя Данилы Острожского Анастасии. В 1537 году владелица Полтавы Аграфена Байбуза (в девичестве Глинская) завещала город своему зятю Михаилу Грибуновичу. В родовом гербе Грибуновичей изображались змея, пробитая стрелой, и три золотых гриба. Согласно родовому преданию один из предков Грибуновичей, татарский мурза, увидел при дворе литовского князя спрятавшуюся среди грибов готовую к нападению змею и поразил её метким выстрелом из лука. В XVI веке под давлением церкви многие татары принимали христианство. Именно в это время появились христианские фамилии с татарскими корнями. Можно предположить, что национальный белорусский герой Кастусь Калиновский и великолепный поэт Максим Богданович восходят своими корнями к татарам. Этим можно только гордиться.
В XVII веке, когда началось контрнаступление католической церкви на православие, под мощный пресс попали татары, мусульманская религия. Многие вынуждены были принимать христианство по православному или католическому образцу. Или вообще покидать ставшие родными земли. Если в XVI веке на территории Великого княжества Литовского проживало 200 тысяч татар, то спустя 100 лет их осталось 30 тысяч. В 1939 году в польской армии был восстановлен полк липковских татар со своей униформой и знамёнами. Этот полк стал одной из последних воинских частей, сражавшихся против нацистов и после падения Польши. К началу XX столетия на территории Беларуси действовало более 20 мечетей. Молитвенные дома действовали в Глубоком и Докшицах. Фамилия Янукович, как и следует из развития повествования, принадлежала к одному из родов литовских татар Янук, и её носителями были жители небольшого шляхетского застенка, а ныне - деревеньки Януки Докшицкого района. В 20-х годах XX столетия (за Польшей) в Януках было 36 дворов и более ста жителей. В перечне мужских татарских имён находится имя Янгильде - Пришла душа (в значении "ребёнок родился"). Диалектальные варианты: Янай, Яныш, Янук. В очерках истории татарских дворянских родов значится род князей Кудашёвых. "Кудашёвы - русские княжеские роды, происходящие от татарских мурз. В списке с переписных книг города Темникова 1710 г. переписи воеводы Тимофея Панова между значится: "мурза Абдюк - 52 года, Тимербулат - 42 года умре, Аделыпины дети; у Абдюка дети - Смаил 29 лет, Янук - 27, Аюкай - 21 год. По ревизской сказке 1795 г. по пятой ревизии, поданной Краснослободской округи деревни Булаевой, показано: в деревне Булаевой, выселившейся после 4 ревизии из деревни Чёрной, мурзы Янук 40 лет, Аюкай 34 лет, Абдюковы дети князь Кудашёвы. У Янука дети - Селим 8 лет, Сеит полугоду..."
В архивных данных о мечетях и имамах за 1907 год Вятско-Полянской волости Малмыжского уезда Вятской губернии значится имам Мухаммат Каримович Януков 1881 года рождения. Фамилия Янук встречается не только среди татар, но и у мусульман-абхазов.
Янук-Оглы Анифе Мустафов 1911 г.р.
Янук-Оглы Леонид Аршакович 1948 г.р.
Виктор Янукович не забывает о своём происхождении, и его тянет на землю предков - только за время своего премьерства он уже дважды побывал в Януках - в 2003 и 2006 годах. На сегодняшний день в Беларуси коренных татар, тех, чьи рода живут здесь по 500-600 лет, насчитывается более 12 тысяч. Создано татарское культурно-просветительное объединение "Аль-Китаб", которое издаёт ежеквартальник "Байрам". Примечательно, что члены этого объединения внимательно следят за судьбой крымскотатарского народа и поддерживают восстановление его прав на своей исторической Родине. Примером этому можно привести данное Обращение, адресованное к депутатам Верховного Совета Автономной Республики Крым:
В связи с принятием Конституции Крыма 1 ноября 1995 года без учёта скромных правовых требований коренного населения Крыма - крымских татар на их исторической родине - в Крыму, Белорусское Республиканское объединение татар-мусульман "Аль-Китаб" обращается к вам с просьбой: будьте благоразумными, пересмотрите принятую вами Конституцию, учтите правовые интересы многострадального крымскотатарского народа на территории их исторической Родины - в Крыму.
Эти элементарные требования изложены в заявлении фракции Курултая крымскотатарского народа в связи с принятием Конституции Автономной Республики Крым, в заявлении Симферопольской городской организации Народного Руха Украины и других демократических организаций Крыма. Мы просим вас - не разжигайте национальную вражду! Будьте справедливы к элементарным национальным требованиям всех народов, живущих на полуострове! Откажитесь от политики пагубного великодержавного шовинизма! Весь мир напоминает вам об этом. Ещё раз просим вас и призываем к благоразумию, к справедливости по отношению коренного народа Крыма - крымских татар, на земле которых вы живёте, создавая искусственное большинство со времени оккупации Крыма, и особенно со времени насильственной депортации крымскотатарского народа.
(Подписано Президиумом Белорусского Республиканского объединения татар-мусульман "Аль-Китаб").

(Оставить комментарий)

> previous 10 entries
> Go to Top
LiveJournal.com