?

Log in

No account? Create an account
sasha-istorik — ЖЖ

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> previous 10 entries
> next 10 entries

Январь 5, 2014


09:41 pm - Белорусские татары и татарские корни Виктора Януковича
Автор: Ибраим Военный (Крым)
Дата: 21.03.2010
Источник: http://www.kr-alemi.com/

Как писал российский историк Сергей Соловьёв, "поскреби русского - под ним окажется татарин". Знает ли президент Украины Виктор Янукович о своём татарском происхождении? Корень фамилии Янукович - татарский. Глубинно по корням он происходит из татар, которые приняли христианство и оказались на территории Руси и Польши. Его корни в Беларуси, где литовские князья селили татар. Это видно даже по антропологическому типу Януковича...
Ещё до революции дед украинского президента уехал из небольшого селения Януки, находящегося на территории нынешнего Докшицкого района Витебской области, большая часть которой расположена в природно-ландшафтной зоне европейской тайги, тогда - бедно-земельной северо-восточной части Виленщины, и многие годы колесил в поисках заработков, пока не осел в Донбассе. Исторический регион Виленщины (с 1939 сама Вильня "подарена" Сталиным Литовской Республике и стала Вильнюсом), где родился дед Виктора Фёдоровича, с давних времён населена живущими рядом "литвинами" - католиками-белорусами и православными, караимами и татарами. Первыми мусульманами, появившимися здесь в XIV веке, были татары, воины хана Тохтамыша - выходцы из Причерноморья и с Крымского полуострова. Натерпевшись от междоусобиц в Золотой Орде, они, говоря языком современным, попросили политического убежища у литовского князя Витовта. Тот гостеприимно принял татар, определил их к себе на воинскую службу, выделил хорошие наделы на белорусских землях - на Виленщине и Минщине. В соответствии с договорённостью Витовта и хана Золотой Орды Тохтамыша в конце 1397 г. несколько тысяч татар с семьями поселились возле Вильно, Новогрудка, Лиды, Бреста и Минска. Татары своей новой родине служили верно, храбро сражались за Витовта и даже называли его своим ханом. В 1409 году к Витовту прибыл со своим отрядом сын Тохтамыша царевич Джелал-эд-Дин. Великий князь гостеприимно принял его и заключил союз о совместных действиях против тевтонского Ордена. Татары были временно расселены во владениях великого князя возле Гродно, то есть недалеко от границ с Орденом. Они принимали действенное участие в войне с Орденом в 1409-1411 годах, особенно в Грюнвальдской битве. На возвышенностях Грюнвальда вместе с белорусами, поляками и литовцами бились с крестоносцами и татарские воины. Немецкие хроники, чтобы объяснить причину поражения крестоносцев в битве под Грюнвальдом, называют очень большое количество татар на стороне Витовта - от 20 до 40 тысяч - и рассказывают, что великий магистр Ульрих фон Юнгинген погиб в битве от руки татарского хана Багардина (наверное, имеется в виду Джелал-эд-Дин).
Весь период правления Витовта характеризуется исследователями хорошими отношениями, заботой и интересом властей к татарам. Поэтому татарская эмиграция в Литву имела в тот период массовый характер. Причину этого явления объясняет сам великий князь в письме магистру ордена крестоносцев, что "на территории его государства появилось множество татар, которые в Литве ищут спокоя". Великий князь Витовт заложил фундамент татарского осадничества в своём государстве. Татары получали землю, причём в вечное пользование, правда, без права свободно распоряжаться ею. Взамен за землю они должны были (за собственный счёт) нести воинскую службу. Такая зависимость делала их вассалами великого литовского князя, поэтому их и называли "господскими татарами". Однако их фактическое положение не отличалось от местной шляхты. Князь Витовт гарантировал осадникам свободу вероисповедания и религиозную практику, а также дал право мужчинам татарам жениться на христианках, а детей от брака воспитывать в вере отцов. Процесс поселения татар в границах польско-литовского государства продолжался ещё и в XVI веке, но уже не был таким массовым. Кроме того, изменился этнический состав эмигрантов. В Речь Посполитую чаще всего прибывали представители именитых родов Крымского ханства вместе со своими сподвижниками. Здесь появляются представители и других народов Востока: черкесы, черемисы и даже турки-османы. С 1667 года Польско-Литовское государство воевало с Турцией. Татары, служившие в войске, назывались в это время "липки". В 1676 году татарские полки храбро обороняли польский лагерь в Журавне. Особенно отличились татарские хоругви Мустафы Сулькевича, Самуэля Кшечковского, Колумбека Босацкого, Яхьи Кробицкого. Соединение из татарских полков одержало убедительную победу над турецкими войсками под Веденом, на взгорьях Михаэлерберга (12 сентября 1676 года). А в битве под Парканами 7 октября 1676 года татарский ротмистр Самуэль (Исмаил) Кшечковский спас жизнь королю Польши Яну Собескому.
В первой половине XVIII века татарские полки Речи Посполитой стали называться уланскими. Происхождение этого названия имеет татарские исторические корни. В Золотой Орде улан был титулом, означающим принадлежность человека к роду Чингисхана. Когда судьба забросила в Литву и Польшу многих представителей татарских княжеских родов, они сохранили за собой этот титул на многие века, посвятив себя военной службе и дав это благородное название своим хоругвям. Военная слава татарских полков польской королевской армии привела к тому, что во многих армиях западноевропейских стран начали создавать лёгкую кавалерию по образцу татарских формирований. В XVIII столетии уланские части возникли во Франции, Австрии и Пруссии. Татарское население, жившее в польско-литовских землях, делилось на 6 племенных групп, называемых хоругвями: баргынская, джалаирская, юшыньская, конгратская, найманская и уланская. Их название происходило от знатных родов Золотой Орды, таких, как Баргын, Джалаир, Хушин, Конграт и Найман, крымских родов Девлет-Бердей и Девлет-Гирей, Ширин и Аргун. По мнению исследователей, на белорусской земле живут предки около полусотни знаменитых татарских родов: Александровичи из рода Искандер, Шабановичи из рода Шейбан, Барановские из рода Борын, Кондратовичи из рода Конград, Асановичи из рода Асан... Среди белорусских татар часто встречаются и такие, оформленные на местный манер, фамилии: Конопацкий, Якубовский, Базаревич, Саганович, Янукович. В средние века правители, наделяя татар землями, требовали как непременное условие принятие фамилии местного звучания. Многие белорусы имеют фамилии, которые образовались от татарских корней: Курош, Камай, Булгак, Бузук, Колдай, Довляш, Букатый, Колган, Кубеко, Кардаш, Солтан...
Достаточно часто встречаются в Беларуси топонимы татарского происхождения: Койданово, Татарка, Татарщина, Сорок Татар, Мамай, Орда, Агдемер, Болбасово, Татарск, Татариновичи, Татарья, Бабаевичи, Баево, Балаши, Баторин, Баштан, Галимцы, Карачино, Карачуны, Курманово, Мамойки, Мурзы, Тодулино, Чаусы, Чигири, Шайтарово. Постепенно численность исповедующих ислам на белорусских землях росла и к XVI веку достигла примерно двухсот тысяч. Мусульмане настолько прижились на новых землях, что, сохранив язык и культуру они в общении перешли на белорусский язык - являвшийся основным языком великого княжества, и только молитвы читались на арабском и тюркском языках. Веротерпимость, царившая здесь, позволяла татарам строить мечети на отведённых им землях, открывать мусульманские школы. Было возведено почти 400 мечетей.
Город Минск тогда назывался Tatarskaya Slabada (Татарская Слобода). Взаимоотношения белорусских татар и белорусов почти всегда были мирными. Белорусские татары никогда не проявляли попытки завоевать господствующее место в политическом и экономическом положении страны. Только в военном деле они стремились отличиться и получить командные должности. Вместе с белорусскими, польскими и литовскими патриотами татары боролись за освобождение Речи Посполитой от стран завоевателей. Генералы Чимбай Мурза Рудницкий, Юсуф Беляк, Якуб Ясинский, Матей Сулькевич, Александр Мильковский, Юсуф Базаревич, полковники Гасан Конопацкий и Мустафа Якубовский, много других воинов-татар за свои ратные дела завоевали гордость и уважение белорусского и польского общества. Гербы и геральдические знаки XVI-XIX вв. свидетельствуют, что на Беларуси было более 50 известных татарских семейств. Оседлая татарская аристократия превратилась в аристократов - владетелей имений, фольварков и небольших деревень. В монографии Станислава Дзядулевича "Herbarz rodzin tatarskich w Polsce" ("Гербовник родов татарских в Польше", Вильно, 1929) сведения о 600 с лишним татарских родах разделены на две части: "Татарские роды, до сих пор оставшиеся мусульманскими" и "Роды татарского происхождения, принявшие когда-то христианство разного толка". Причём зачастую одни и те же роды имели и имеют как мусульманскую, так и христианскую ветви, что не мешало им не забывать своё татарское происхождение, благодаря чему их предки и стали шляхтичами. Примерно то же самое происходило с русскими дворянами татарского происхождения, с той лишь разницей, что они не стремились афишировать свои татарские корни. Оно и понятно: в России татарам намертво приклеен ярлык "врага и завоевателя", "поганого бусурмана" и т.д. В Речи Посполитой этнические, то есть "свои" татары зачастую выступали в роли героев многочисленных войн с соседними державами, в том числе с Московией. Многие польско-литовские татары, например, до сих пор гордятся своими предками, принявшими деятельное участие в Грюнвальдской битве 1410 года.
Глинские - княжеский род Великого Княжества Литовского и Московского Великого княжества, пользовался собственным гербом, который происходит от татарской родовой тамги, и символизирует княжескую власть, перед ним скипетр направлен вниз, с расщеплённым верхом. Род имел татарские корни, генеалогические традиции связывают его с Мамаем, сын которого, Мансур-Кият, когда-то покинул сыновей Скидара и Лекса (в крещении Александр). Последний выехал в Великое Княжество Литовское, принял православие и получил от великого князя Витовта земли на границе с Золотой Ордой и города Полтаву и Глинск (современный город Золотоноша Черкасской области Украины). Первым в исторических источниках в 1398 году упоминается Иван Александрович Глинский, который был женат на дочке князя Данилы Острожского Анастасии. В 1537 году владелица Полтавы Аграфена Байбуза (в девичестве Глинская) завещала город своему зятю Михаилу Грибуновичу. В родовом гербе Грибуновичей изображались змея, пробитая стрелой, и три золотых гриба. Согласно родовому преданию один из предков Грибуновичей, татарский мурза, увидел при дворе литовского князя спрятавшуюся среди грибов готовую к нападению змею и поразил её метким выстрелом из лука. В XVI веке под давлением церкви многие татары принимали христианство. Именно в это время появились христианские фамилии с татарскими корнями. Можно предположить, что национальный белорусский герой Кастусь Калиновский и великолепный поэт Максим Богданович восходят своими корнями к татарам. Этим можно только гордиться.
В XVII веке, когда началось контрнаступление католической церкви на православие, под мощный пресс попали татары, мусульманская религия. Многие вынуждены были принимать христианство по православному или католическому образцу. Или вообще покидать ставшие родными земли. Если в XVI веке на территории Великого княжества Литовского проживало 200 тысяч татар, то спустя 100 лет их осталось 30 тысяч. В 1939 году в польской армии был восстановлен полк липковских татар со своей униформой и знамёнами. Этот полк стал одной из последних воинских частей, сражавшихся против нацистов и после падения Польши. К началу XX столетия на территории Беларуси действовало более 20 мечетей. Молитвенные дома действовали в Глубоком и Докшицах. Фамилия Янукович, как и следует из развития повествования, принадлежала к одному из родов литовских татар Янук, и её носителями были жители небольшого шляхетского застенка, а ныне - деревеньки Януки Докшицкого района. В 20-х годах XX столетия (за Польшей) в Януках было 36 дворов и более ста жителей. В перечне мужских татарских имён находится имя Янгильде - Пришла душа (в значении "ребёнок родился"). Диалектальные варианты: Янай, Яныш, Янук. В очерках истории татарских дворянских родов значится род князей Кудашёвых. "Кудашёвы - русские княжеские роды, происходящие от татарских мурз. В списке с переписных книг города Темникова 1710 г. переписи воеводы Тимофея Панова между значится: "мурза Абдюк - 52 года, Тимербулат - 42 года умре, Аделыпины дети; у Абдюка дети - Смаил 29 лет, Янук - 27, Аюкай - 21 год. По ревизской сказке 1795 г. по пятой ревизии, поданной Краснослободской округи деревни Булаевой, показано: в деревне Булаевой, выселившейся после 4 ревизии из деревни Чёрной, мурзы Янук 40 лет, Аюкай 34 лет, Абдюковы дети князь Кудашёвы. У Янука дети - Селим 8 лет, Сеит полугоду..."
В архивных данных о мечетях и имамах за 1907 год Вятско-Полянской волости Малмыжского уезда Вятской губернии значится имам Мухаммат Каримович Януков 1881 года рождения. Фамилия Янук встречается не только среди татар, но и у мусульман-абхазов.
Янук-Оглы Анифе Мустафов 1911 г.р.
Янук-Оглы Леонид Аршакович 1948 г.р.
Виктор Янукович не забывает о своём происхождении, и его тянет на землю предков - только за время своего премьерства он уже дважды побывал в Януках - в 2003 и 2006 годах. На сегодняшний день в Беларуси коренных татар, тех, чьи рода живут здесь по 500-600 лет, насчитывается более 12 тысяч. Создано татарское культурно-просветительное объединение "Аль-Китаб", которое издаёт ежеквартальник "Байрам". Примечательно, что члены этого объединения внимательно следят за судьбой крымскотатарского народа и поддерживают восстановление его прав на своей исторической Родине. Примером этому можно привести данное Обращение, адресованное к депутатам Верховного Совета Автономной Республики Крым:
В связи с принятием Конституции Крыма 1 ноября 1995 года без учёта скромных правовых требований коренного населения Крыма - крымских татар на их исторической родине - в Крыму, Белорусское Республиканское объединение татар-мусульман "Аль-Китаб" обращается к вам с просьбой: будьте благоразумными, пересмотрите принятую вами Конституцию, учтите правовые интересы многострадального крымскотатарского народа на территории их исторической Родины - в Крыму.
Эти элементарные требования изложены в заявлении фракции Курултая крымскотатарского народа в связи с принятием Конституции Автономной Республики Крым, в заявлении Симферопольской городской организации Народного Руха Украины и других демократических организаций Крыма. Мы просим вас - не разжигайте национальную вражду! Будьте справедливы к элементарным национальным требованиям всех народов, живущих на полуострове! Откажитесь от политики пагубного великодержавного шовинизма! Весь мир напоминает вам об этом. Ещё раз просим вас и призываем к благоразумию, к справедливости по отношению коренного народа Крыма - крымских татар, на земле которых вы живёте, создавая искусственное большинство со времени оккупации Крыма, и особенно со времени насильственной депортации крымскотатарского народа.
(Подписано Президиумом Белорусского Республиканского объединения татар-мусульман "Аль-Китаб").

(Оставить комментарий)

09:40 pm - Фото белорусских татар

Мусульмане города Ивье Гродненской области Республики Беларусь отмечают праздник Курбан-Байрам.



Яркий пример межконфессионального согласия в Беларуси. Представители религиозных конфессий на церемонии возложения венков в мемориальном комплексе "Яма" в память о жертвах Холокоста в Беларуси. Минск.
Слева направо: кардинал Тадеуш Кондрусевич, патриарший экзарх всея Беларуси Филарет (Кирилл Вахрамеев), муфтий Республики Беларусь Абу-Бекир Шабанович.

(Оставить комментарий)

09:39 pm - Киевские татары
Автор - Александр Москалец
Статья была опубликована 18 ноября 2003 года в киевской газете "День".

Я уверен, что киевляне нечасто задумываются над происхождением названия "Труханов остров". Во времена правления киевских князей на острове была резиденция хана Тугорхана. Его убили в 1096 году и похоронили недалеко от храма Спаса на Берестове. Дочь хана была любимой женой киевского князя Святополка Изяславича.
Вообще с тех далёких времён татар и украинцев многое объединяло и в исторических судьбах, и в повседневном соседском сосуществовании. Попробуем подтвердить это языком современной статистики. По данным последней переписи населения Украины, проходившей в 2001 году, крымские татары составляют пятую по численности этническую группу, проживающую в украинском государстве. Их общее количество составляет 248,2 тыс. человек, что в 5,5 раза больше, чем в 1989 году. Если же говорить о волжских татарах, то их количество несколько уменьшилось и по данным последней переписи составляет 73,3 тыс.
С начала ХIХ века татары, приезжавшие в Киев, пытались селиться главным образом вблизи рынков. Они жили, например, на Лукьяновской, Воздвиженской, Олеговской улицах. Некоторые семьи киевских татар живут там и до сих пор. До наводнения начала ХIХ века Лукьяновка представляла собой малонаселённый район Киева. Но после наводнения туда стали переселять жителей Подола. Таким образом образовалось несколько новых прямых улиц, чьи названия говорили о том, кто именно на них жил - Татарская, Половецкая, Печенежская, Бердичевская и т.д.
История киевских татар разворачивалась постепенно, проходя параллельно с историей царской России. Вскоре после упомянутого переселения подольских жителей, на Лукьяновке построили тюрьму, куда попало много молодых татар. Одним из её первых узников был корифей татарской литературы, известный писатель-революционер Галимджан Ибрагимов, который был в то время студентом Киевского университета.
Многие татары приезжали в Киев, чтобы работать на заводе-мыловарне. Дочь одного из них вышла замуж за знаменитого борца-спортсмена Хусаина-батыра Хамидуллина, которого называли Хаджи-Муратом или Костей-батыром. Классическая борьба тогда была очень популярна и многие из "звёзд" ринга были киевскими татарами. Представители их семей живут в Киеве и до сих пор.
До Великой Отечественной войны в Киеве существовали две татарские школы. Одна из них располагалась по адресу Крещатик, 8, а вторая - на Подоле, недалеко от нижней остановки фуникулёра, на тогдашней Александровской улице. Позже обе школы объединили и перевели по адресу ул. Мирная, 8. Преподавание там велось на татарском языке, рядом со школой находился татарский детский садик. Среди преподавателей этой школы особого упоминания заслуживает Саида Хабибуллина - одна из наиболее активных участниц культурно-просветительского движения среди татар Киева. Учительскому делу она отдала 53 года, из них 40 лет проработала в одной школе!
С 1925 года на улице Мирной работала также татарская столовая, где готовилась традиционная татарская пища. Там устраивались благотворительные завтраки, и по исламским законам 10% прибыли направляли на помощь сиротам и беднякам.
В довоенные годы в жизни киевских татар произошло много драматичных событий. Был закрыт молитвенный дом, столовая, детский сад, отобрали помещение Дома культуры народов Востока. Арестовали многих татар - руководителей культурно-просветительской работы и религиозных деятелей. Единственным местом, которое не подверглось ущемлениям, было старое татарское кладбище. В те тяжёлые годы именно там киевские татары собирались и молились под открытым небом. Тогда самостоятельно удалось упорядочить территорию кладбища и нанять охранника. Впоследствии по судьбам киевских татар история опять прошлась своим жестоким жёрновом. Во время войны немцы уничтожили старое татарское Сырецкое кладбище на улице Дегтяревской. Памятники этого кладбища были снесены с помощью бульдозера. Позже для кладбища татар выделили участок земли на Лукьяновке. По мусульманским законам погребение происходит в день смерти до заката солнца, тело не подлежит вскрытию. Глубина могилы равна росту человека плюс длина вытянутой руки. Покойника в саване кладут прямо на землю, могила закрывается досками, при этом читают молитву, музыка и цветы недопустимы. Территорию для нового мусульманского кладбища удалось получить во время войны потому, что умер немецкий переводчик-татарин.
С 1998 года в Киеве существует Всеукраинский татарский культурный центр "Туган тел" ("Родной язык"). Его возглавляет президент Канафия Мисбахетдинович Хуснутдинов. В его состав входят 13 региональных татарских обществ, в том числе - Киевское общество татар "Ильдаш" и Республиканская федерация татар и башкир Крыма. Сейчас в Киеве существует четыре татарских самодеятельных фольклорных коллектива, они хорошо известны в городе, уже вышло много их записей на компакт-дисках и кассетах. Народный женский хор "Шатлык" ("Радость") существует уже более 10 лет. Женский вокальный ансамбль "Асыл яр" также пользуется успехом у слушателей. А показательный детский ансамбль "Лейсен" является лауреатом международного фестиваля тюркско-татарского творчества "Потомки Сююмбике-2001", он уже дважды участвовал в работе Международной детской академии в Польше, регулярно выступает на киевских праздниках.
Татарский культурный центр в столице Украины является единственной организацией национальных меньшинств Украины, которое выпускает собственный ежемесячный иллюстрированный журнал. Это издание называется "Дуслык", что по-татарски означает "дружба". Сейчас центр выплачивает стипендии лучшим студентам-татарам, имеет договорённость с руководством Татарстана о льготном приёме лучших представителей украинской татарской молодёжи в ведущие технические и гуманитарные вузы Республики Татарстан.
Религией татар является ислам, и сейчас в Киеве появилось значительно больше возможностей для удовлетворения их культурных потребностей. Не забывайте, что сейчас в Украине проживает свыше миллиона мусульман, и значительная часть из них - татары. Муфтием Духовного центра мусульман Украины с апреля 2000 года по август 2005 года являлся Сулейман Якубович Мухамедзянов (1928-2005). С 2005 года им является Руслан-Хазрат Абдикеев (1976 года рождения, татарин, родом из Баку). При Исламском общественном культурном центре в Киеве существует воскресная школа, женский клуб и "Клуб исламской молодёжи".

(Оставить комментарий)

09:38 pm - Литва, Русь и Орда
Литва, Русь и Орда. Роль Великого княжества Литовского в распаде Золотой Орды и образовании Крымского ханства (XIV-XV века)
Опубликовано в журнале "Беларуская думка" ("Белорусская мысль"). - 2010. - №10. - С.112-120.

Автор: Арсений Сивицкий (Минск, Беларусь)
Перевёл с белорусского Александр Сосинович (Киев, Украина)

Взаимоотношения Великого княжества Литовского с татарами являются одной из наиболее интересных страниц его истории. В связи с этим особое внимание уделяется периоду, охватывающему XIV - вторую половину XV века, когда ВКЛ начинает проводить активную внешнюю политику в восточном и юго-восточном направлениях, на землях, принадлежащих Золотой Орде. В этот период создаются крупные военно-политические союзы между ВКЛ и татарскими ханствами. Благодаря этому возникли необходимые условия для формулирования великим князем Витовтом геополитического проекта построения государства-империи "от моря до моря". На наш взгляд, именно эти союзы обусловили не только территориальный рост Великого княжества Литовского в XIV-XV веках, но и ход геополитических процессов, происходивших в этот период в евразийском степном регионе, Центральной и Восточной Европе.
Золотая Орда вступила в период упадка, начало которого обычно связывают с правлением хана Узбека (1313-1341). В 1312 году, после смерти своего дяди хана Тохты, Узбек стал ханом в Золотой Орде в результате убийства сына Тохты - Ильбасмыша. Часть эмиров во главе с Кутлуг-Тимуром поддержали Узбека и потребовали от него принять ислам и применить суровые меры по отношению к противникам, близким к Тохты и сочувствовавшим убитому царевичу. В ходе упорной и кровавой борьбы Узбек-хан укрепил свою власть и стал преследовать всех иноверцев (тенгрианцев и христиан), что вызвало заговор золотоордынских эмиров, который был жестоко подавлен.
Приблизительно в это же время некоторые знатные татарские роды, спасаясь от хана Узбека, появляются на территории ВКЛ.
Аристократия, захватившая в свои руки управление улусами при хане Узбеке, постепенно стала оказывать влияние на все стороны государственного управления и усилила свои позиции после смерти Узбека в 1342 году, когда вопреки его завещанию, определявшему ханским преемником старшего сына Тинибека, в результате дворцового переворота должность занял средний ханский сын - Джанибек (1, c.101-103).
13-летнее правление Джанибека (1343-1357) является периодом постепенного упадка могущества Золотой Орды. Джанибек, осознавая, что занял трон незаконно, был вынужден действовать по указанию эмиров, приведших его к власти. В результате эти эмиры стали создавать соперничавшие между собой группировки, стремившиеся к достижению одной цели - максимально укрепить свою власть и увеличить земельные владения.
Логичным продолжением процессов, происходивших в золотоордынском обществе, стала междоусобная война 1360-1370-х годов, во время которой Золотая Орда перестала существовать как единый государственный организм, развалившись на несколько враждующих между собой частей, руководители которых стремились проводить собственную политику. Междоусобная война приобрела такой размах, что за период с 1359 по 1379 годы (то есть до вступления на престол Тохтамыша) в Золотой Орде сменилось 25 ханов (1, c.111-112).
Великий князь литовский Ольгерд решил воспользоваться ослаблением Орды. В 1363 году произошла битва на реке Синие Воды, которая завершилась победой армии ВКЛ над армиями трёх татарских князей, Хаджи-бега, Кутлуг-бега и Димитрия, которые управляли Подольской землёй, Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой ордами. Остатки татар во главе с беками отступили в Добруджу и Крым (2, а). Захват Подолии очень содействовал росту литовского могущества во второй половине XIV в.
Около 1359 года в восточном Прикарпатье в районе Прут-Днестровского междуречья, окраинном западном улусе Золотой Орды, возникла новая политическая единица - Молдавское княжество, которое, удачно воспользовавшись внутригосударственной смутой в Золотой Орде, начало наступление на восток, закончившееся практически полным изгнанием татар за Днестр. С другой стороны, Ольгерд, совершив несколько рейдов вглубь украинских степей после 1363 года, значительно потеснил татар к побережью Чёрного моря (3, c.50-51). Всё это способствовало консолидации сил в Крымской орде.
В 1368, 1370 и 1372 годах Ольгерд совершил три похода на Москву, находившуюся в вассальной зависимости от Золотой Орды. Москва же давно стремилась подчинить себе Тверское княжество. Действия Ольгерда в отношении Москвы были логичным следствием противостояния пролитовской Твери и зависимого от Золотой Орды Московского княжества. Поход 1372 года закончился неблагоприятным для литовцев перемирием в Любуцке, по которому тверской князь Михаил должен был возвратить Дмитрию Ивановичу все занятые им московские города, при этом Ольгерд не должен был за него заступаться: все жалобы на тверского князя должен был решать ханский суд.
Тем временем, приблизительно в начале 1360-х годов, на историческую сцену выходит татарский темник Мамай, командовавший крымскими тумэнами (армиями). Во времена правления хана Бердыбека (до 1359 года), по свидетельствам Ибн-Хальдуна, он считался одним из старших эмиров, который вёл многочисленные ханские дела. Своему возвышению он был обязан женитьбой на ханской дочери Хануме (4, с.389).
По обычаям монголов, после женитьбы на дочери хана Мамай стал "гургеном", то есть зятем хана, что сделало его членом ханского рода, но не давало права занимать ханский трон (только чингизид имел такое право). Мамай это понимал, но благодаря своему положению он смог установить свою власть на обширных территориях, в первую очередь в западных улусах и Сарае, где управление осуществлял через посаженных на престол номинальных ханов из рода Батыя.
К лету 1377 года все улусы Золотой Орды, расположенные на запад от Волги, за исключением Астраханского улуса, находились под властью Мамая (1, c.131). Что касается восточных улусов, то довольно сильным правителем там являлся Урус-хан, хан Синей Орды (Кок-Орды), который после смерти своего отца Чимтая подчинил своей власти также и Белую Орду (Ак-Орду) (5, c.131).
Как и следовало ожидать, Урус-хан также начал ликвидировать претендентов на трон, в числе которых значились правитель Мангышлака Туй-Ходжа-оглан и его сын-Тохтамыш. Туй-Ходжа-оглан был убит за отказ участвовать в военном походе, после чего Тохтамыш сбежал в "страну узбеков". Как только это государство было завоёвано Урус-ханом, Тохтамыш в 1376 году укрылся в государстве эмира Тамерлана, который, провозгласив себя потомком Чингисхана, начал подчинять себе земли Золотой Орды. При его поддержке Тохтамыш в 1379 году овладел кыпчакским (золотоордынским) троном и начал вести борьбу за объединение Золотой Орды.
Укрепив своё положение в Орде, Мамай взялся за восстановление зависимости Московского княжества от татар, которое очень ослабело в годы безвластия в Орде. Поэтому Мамай всемерно поддерживал независимую политику Тверского и Рязанского княжеств по отношению к Московскому княжеству. А походы Ольгерда против Москвы очень удачно вписывались в планы Мамая по её ослаблению.
Вскоре Мамай решил окончательно подчинить себе Московское княжество, которое, начиная с 1373 года, отказалось выплачивать дань, так как Мамай не являлся законным ханом. В 1380 году Мамай, собрав свои силы, организовал поход против московского великого князя Дмитрия Ивановича. Московские и татарские армии встретились на Куликовом поле, где Мамай потерпел поражение и был вынужден отступить назад в Сарай. Характерно, что на стороне Мамая должны были участвовать армии во главе с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом (6, c.238).
Мамай после поражения в Куликовской битве осел в Сарае, где готовился к новому походу на Москву. Для окончательного свержения Мамая Тамерлан послал хана Белой и Золотой Орд Тохтамыша. Тохтамыш сразу же после Куликовской битвы, не давая оправиться Мамаю, разгромил его отряды на реке Каме (притоке Волги) и захватил Сарай. Под этими ударами Мамай бежал в Крым (в Кафу), но был настигнут отрядами Тохтамыша и при посредничестве генуэзцев убит (7, c.44). Интересно, что Мамай, отходя в Крым через Литву, спрятал у Ягайло своего сына Мансур-Кията (родоначальника рода Глинских) (8, c.5). Этот факт ещё раз подтверждает союзнические отношения литовского князя с Мамаем.
Таким образом, Тохтамыш стал единоличным ханом Золотой Орды, которая включала как восточные, так и западные улусы. Уже в 1382 году он сжёг Москву. После этого Тохтамыш стал готовить поход в земли Тамерлана. Поводом послужило взятие Тамерланом города Ургенча, формально принадлежавшего Золотой Орде. С 1386 по 1395 годы Тохтамыш организовал военные походы против эмира Тамерлана, однако потерпел поражение и был вынужден со своей ордой укрыться в Великом княжестве Литовском, где с 1395 года начал служить великому князю Витовту (9, c.30). Уже начиная с 1391 года, во время нашествия Тамерлана, татары, беглецы из Кыпчака, поселились в Литве. По некоторым данным, количество этих выходцев достигало 40 тыс. человек (10, c.74). В 1393 году Тохтамыш смог ненадолго захватить власть практически на всей территории Золотой Орды, за исключением некоторых районов Синей Орды. В том же году Тохтамыш в ярлыке на имя Ягайло предлагал заключить военный союз против Тамерлана (11, c.21-22, 51).
Однако наибольшей активности восточный вектор политики ВКЛ достиг лишь с приходом к власти великого князя литовского Витовта (с 1392 года). Именно с именем этого правителя связано массовое переселение татар из Золотой Орды и дальнейшая их судьба. В 1395 году Тохтамыш при поддержке Витовта захватил власть в Кыпчакской Орде, но Тамерлан, узнав об этом, перешёл через Кавказские горы и разбил Тохтамыша на реке Тесин (Терек) (12, c.163-171). Власть в Золотой Орде перешла к Тимур-Кутлугу, сыну Тимурбек-хана.
В том же году Тохтамыш договорился с Витовтом о разделе Московии. Он согласился уступить все московские земли Витовту, чтобы тот оказал ему помощь в возвращении трона в Сарае. Несмотря на поражение от Тамерлана, Тохтамыш не терял надежд на возвращение ордынского трона. Сам Витовт был заинтересован помочь Тохтамышу, так как хотел посадить "своего хана" в Орде, чтобы с его помощью потом разгромить Великое княжество Московское. С другой стороны, наличие татарских армий на территории ВКЛ гарантировало ему дополнительную силу в случае нападения Польши и Тевтонского ордена.
В это время, благодаря присутствию большого количества татар на территории ВКЛ и образованию военно-политических союзов с татарскими ханами, Витовт сформулировал свой геополитический проект построения государства-империи "от моря до моря": "Пойдём пленити землю татарскую, победим царя Темир-Кутлуя, взем царство его и разделим богатство и имение его и посадим во Орде на царствие его царя Тохтамыша, и на Каффе, и на Озове, и на Крыму, и на Азторахани, и на Заяицкой Орде, и на всём приморье, и на Казани, и то будет всё наше, и царь наш и мы не точию Литовскую землю и Польскою владети иматы и северною, к Великим Новым городом и Псковым и немцы, но и всеми великими княжени русскими" (13, c.172).
В 1397 году Витовт возглавил поход в незадолго перед тем разорённое армией Тамерлана ордынское низовье Дона и Крым. Разбив татар под Азовом, Витовт привёл целый их улус в Литву (18, c.38-56) и поселил их на берегах реки Ваки, в 14 верстах от Вильно, в самом Вильно и в Трокском, Ошмянском, Лидском, Новогрудском и Брестском уездах, на Волыни и Августовщине (10, c.74).
Ещё через год армия Витовта дошла до устья Днепра, на берегу которого построила пограничный замок Святого Яна (Тавань).
Главной целью обоих походов было восстановление пошатнувшихся политических позиций Великого княжества Литовского на юге. Достижение этой цели зафиксировал специальный ярлык, в котором уже бывший хан и тогдашний союзник Витовта Тохтамыш в 1398 году отрёкся в пользу великого князя литовского от верховных прав Орды преимущественно на украинские земли, "почонши от Киева, и Днепром и до устья" (2, б).
Договорённость между Витовтом и Тохтамышем, хотя и выгодная для обеих сторон, была, однако, трудноосуществима. Темир-Кутлуг, владевший Золотой Ордой, вовсе не собирался уступать трон Тохтамышу и потребовал у Витовта выдачи беглеца. Витовт отказал. В 1399 году на реке Ворскле произошла битва со ставленниками Тамерлана Тимур-Кутлугом и эмиром Едыгеем, итогом которой стало полное поражение армий Витовта и Тохтамыша. Оставаясь в Литве, Тохтамыш пытался помириться с Тамерланом, однако безрезультатно. Вскоре после битвы на реке Ворскле умер Тимур-Кутлуг, и власть перешла в руки эмира Едыгея, который ещё при жизни Тимур-Кутлуга был "князем над всеми князьями в орде". ВКЛ было ослаблено, и Витовт больше не мог оказывать поддержку Тохтамышу. Тогда последний перебрался в Сибирь и смог основать там довольно большой улус. Характерно, что Тохтамыш к 1405 году смог примириться с Тамерланом, и последний даже был готов опять посадить его после завоевания улуса Джучи на золотоордынский трон, однако Тамерлан вскоре умер (5, c.189). Сам Тохтамыш в 1406 году был убит ханом Шадыбеком - новым ставленником эмира Едыгея. Едыгей, так же как и Мамай, не являлся чингизидом по крови и был вынужден осуществлять свою власть через подставных ханов. Правда, вскоре хан Шадыбек восстал против своего покровителя и был убит (1, c.180-183). После этого Едыгей посадил на трон Пулад-хана (Булат-хана), сына Шадыбека.
Несмотря на гибель Тохтамыша, Витовт не терял надежд относительно своих планов. В 1407 году Джалал ад-Дин, сын Тохтамыша, при поддержке Витовта совершил успешный поход в степи Булгара против Пулад-хана и занял его трон (15, c.882). Правда, уже через год Джалал ад-Дин был свергнут Тимур-ханом (сыном Тимур-Кутлуга) - новым ставленником Едыгея, однако тот царствовал не более 14 месяцев и погиб в борьбе против Джалал ад-Дина, который вернулся на трон между 1411 и 1412 годами (5, c.212).
Известно, что в период между 1408 и 1410 годами Джалал ад-Дин находился в пределах Великого княжества Литовского. Как уже говорилось выше, Витовт умело использовал имевшуюся в его распоряжении татарскую военную мощь в своей внешней политике. В битве при Грюнвальде в 1410 году на стороне объединённых армий ВКЛ и Короны Польской участвовали татары. Споры о количестве татар, принявших участие в этой битве, идут до сих пор. Так, хронист Ян Длугош писал, что во время движения Витовта к месту битвы его сопровождали 300 татарских всадников во главе с Джалал ад-Дином (16, c.68-69). Позже эти всадники были распределены между литовскими хоругвями (16, с.90-91). Описывая события 1409 года, Длугош говорил: "На помощь себе в должной произойти войне они притягивают даже татарского хана с татарским племенем, которого Александр (Витовт), князь литовский, привёл в Брест". Количественный же состав этого "татарского племени" Длугош умолчал.
По другим сведениям (крестоносцев), "император татар либо его полководец с 30 тысячами воинов пришёл на помощь королю Польши и Витовту, и отступил по крайней мере с 8 тысячами" (17, c.484). То же гласят и другие прусские хроники: "Витовт со всеми своими силами, а также император татар с бесчисленным множеством народа, ему помогали" (17, c.314). И чуть ниже находим, что "накануне праздника Святой Маргариты татары атаковали город Гильгенборг и полностью его разрушили" (17, c.315). "Хроника Быховца", говоря о Грюнвальдской битве, гласит: "Князь великий Витовт со всеми силами литовскими и русскими, и со многими татарами ордынскими" (18, c.150). Польский хронист Бернард Ваповский также писал, что кроме татар, которые были распределены между 40 литовско-русскими хоругвями, в битве участвовали татарские отряды, приведённые "Царём Заволжским" с берегов Каспийского моря. Эти татары не были распределены между литовско-русскими хоругвями, а составляли отдельный отряд, который стоял на правом фланге (19, c.226). Вообще, исходя из того, с какой частотой сведения о татарах фигурируют в донесениях магистрам Тевтонского ордена и до Грюнвальдской битвы, и после неё, складывается такое впечатление, что рыцарей ордена очень волновал этот вопрос.
После битвы под Грюнвальдом Джалал ад-Дин направился в сторону Крыма, где занял всё черноморское побережье и выгнал из Солхата наместника Пулад-хана. Сам Пулад-хан погиб в стычке с Джалал ад-Дином. В это же время у Тимур-хана возникли разногласия с его покровителем Едыгеем, в результате чего началась очередная война. Едыгей потерпел поражение и был вынужден бежать в Хорезм. Витовт понимал, что эти раздоры были на руку Джалал ад-Дину, поэтому немедленно был организован поход, в результате которого Тимур-хан был свергнут. Таким образом, Джалал ад-Дин подчинил себе практически всю Золотую Орду, за исключением Хорезма (1, c.186-187).
Однако сам Джалал ад-Дин правил всего год (до 1412 г.). В это время началась междоусобная война между сыновьями Тохтамыша: в первую очередь между Джалал ад-Дином (Зеледином, Барде), Керем-Бердеем (Кырым-Берды), Бетсабуллой (Бахтибеком) и Ярем-Фердеем (Джаббар-Берды), а также Кепеком.
Джалал ад-Дин был убит своим братом Керем-Бердеем, который был враждебно настроен к Витовту, а также вступался за московского князя, поддерживая его политику по отношению к Великому Новгороду (1, c.189). Керем-Бердей к тому же дружил с врагом Витовта и остальных детей Тохтамыша - Едыгеем. В самой Орде Керем-Бердей не пользовался особым авторитетом, возможно из-за того, что, как писал А.Барбашев, в Волжской орде всегда была сильна партия, тяготевшая к Литве и искавшая у Витовта покровительства. В 1416 году Витовт подготовил поход во главе с Бетсабуллой (также известным как Тохтамыш) и Ярем-Фердеем против Керем-Бердея, предварительно возложив знаки ханской власти на Бетсабуллу в Вильно. Однако этот поход закончился неудачей: Бетсабулла был убит Керем-Бердеем, и только его брат Ярем-Фердей смог вернуться к Витовту. В это время Едыгей вторгся в Киевскую волость. Киев хотя и устоял, но сильно пострадал от пожаров (20, c.187). Витовт возложил знаки ханской власти на Ярем-Фердея в Вильно и стал готовить следующий поход в степь. Согласно "Хронике Литовской и Жамойтской" (правда, это очень поздний источник, составленный в XVII веке), на этот раз вместе с самим Ярем-Фердеем, а также его уланами и мурзами, был послан литовский полководец Радзивилл с отрядами "литовских казаков", который посадил Ярем-Фердея на ханский трон и помог убить Керем-Бердея. Тогда же Ярем-Фердей через Радзивилла присягнул на верность Витовту и обязался служить ему со всеми своими татарами (18, c.80).
В этой борьбе также участвовал ещё один сын Тохтамыша - Кепек-хан, однако о его роли судить не так просто. И.Шильтбергер писал, что Джалал ад-Дин был убит не Керем-Бердеем, а Кепеком, который, однако, должен был вскоре уступить трон Керем-Бердею. Правда, последний правил не более пяти месяцев. Как известно, потом правил Ярем-Фердей, которого позже изгнал Едыгей, возведя в свою очередь на престол хана Чакру (21, c.35-36). Восточные летописи также не дают точного ответа о роли Кепека в этой борьбе. Известно только, что он правил не более года после Керем-Бердея (5, c.62). Вероятно, Кепек поддерживал Керем-Бердея и был убит одним из своих братьев (возможно Ярем-Фердеем). Это видно из письма за 1416 год, адресованного магистру Ливонского ордена, в котором речь идёт о "татарском царе, который убил своего брата, бежал от татар назад в Литву и должен был прибыть к Витовту через 4-5 дней" (15, c.352).
Однако и сам Ярем-Фердей правил недолго. Уже в 1417 году он был окончательно изгнан из районов Поволжья и отступил в Крым к генуэзцам. Правда, вскоре армия Едыгея осадила Тану и Кафу, и Ярем-Фердей был вынужден бежать в Литву. Однако по дороге к Витовту он был убит своими спутниками (15, с.398).
Едыгей хотя и изгнал сыновей Тохтамыша из Орды, но отлично понимал, что при каждом удобном случае Витовт будет организовывать всё новые и новые походы. Поэтому, не имея возможности открыто вступить в противостояние с Литвой, Едыгей стал искать мира и послал Витовту (1418) примирительное письмо, а в подарок трёх верблюдов и 27 коней (20, c.188). Вероятно, это письмо послужило для Витовта знаком того, что Едыгей стал слабеть. Уже через год при поддержке Витовта и князей ширинских в Крыму становится ханом ещё один сын Тохтамыша - Кадыр-Берды, который вскоре убил Едыгея, но умер от ран, полученных в результате битвы с ним (1, c.194).
Кадыр-Берды был последним сыном Тохтамыша, претендовавшим на власть во всей Золотой Орде. Со смертью Едыгея, при котором Золотая Орда была более-менее единым государством, междоусобная война разных претендентов на ханский трон только усилилась. Однако это не остановило Витовта. ВКЛ к тому времени очень расширило свои границы, доходившие до Чёрного моря. Помимо литовской гавани Хаджибей (ныне это город Одесса), ВКЛ имело от татар замки у самого Днепра: Кременчуг, Упск, Мисурин, Гербедеев рог, Тавань, Баргун, Тягин (Бендеры) и Очаков, которые служили преградой для орд, кочевавших со стороны Дона (22, c.9).
Уже в 1421 году с согласия знатных крымских родов, в первую очередь ширинов и баринов, и при поддержке Витовта в Крыму стал управлять Улуг-Мухаммед (Мехмет), по некоторым данным родственник Тохтамыша. Причём сама крымская аристократия пришла к Витовту, прося назначить им нового хана. Однако вскоре Улуг-Мухаммед начал войну с ханом Бараком (Берке-ханом), который к лету 1422 года подчинил своей власти юго-восточные улусы Золотой Орды и начал завоевание улуса Джучи - центрального региона Золотой Орды. Разбив хана Худайдата (Кудайдаха, Кудандаха), Барак-хан двинулся на Крым и "захватил орду Мухаммед-хана" (5, c.196). Затем Барак-хан был вынужден отступить в восточные улусы, так как они подверглись нападению его врагов (1, c.198). Этим воспользовался Улуг-Мухаммед, который захватил власть в 1424 году на значительной части земель западных улусов при военной поддержке Витовта (15, c.660). Однако уже в 1425 году в письме магистру Тевтонского ордена Витовт сообщал, что при его дворе находился Махмет (Улуг-Мухаммед), сбежавший из-за начавшейся междоусобицы (15, c.688). Вероятно, он был изгнан другим претендентом - Худайдатом. В том же 1425 году хан Худайдат появился в районе литовских границ и направился на Рязанское княжество, находившееся в то время под властью Витовта. "И тогда наши князья, бояре и люди, жившие на границе, собрались и пошли за ханом. И нагнали его, бились с ним в рязанской земле и выиграли битву, без больших потерь" (15, c.688). Вероятно, это поражение окончательно ослабило силы Худайдата, и он был вынужден отступить назад в восточные улусы. В свою очередь это позволило Улуг-Мухаммеду восстановить свою власть на территории западных улусов, в первую очередь в Крыму (4, c.533). Уже в 1426-1427 годах Улуг-Мухаммед овладел Астраханью и Булгаром, а в 1428 году отвоевал у Барак-хана Сарай (4, c.534).
В это время Барак-хан, соперник Улуг-Мухаммеда, разбил ещё одного хана - Давлет-Берды (сына Таш-Тимура), который вместе со своей ордой откочевал в Крым. Это перемещение имело огромную значимость не только потому, что Давлет-Берды захватил власть в Крыму (4, c.534), но и потому, что его племянник Хаджи-Гирей в 1449 году стал официальным основателем Крымского ханства. Давлет-Берды также придерживался мирных отношений с Витовтом (15, c.721). Уже тогда Хаджи-Гирей играл значительную роль в Крыму. Михалон Литвин утверждал, что Хаджи-Гирей (Ачкирей) "был послан на царство" самим Витовтом (23, с.64-65). В летописях (около 1430 г.) Хаджи-Гирей, вероятно, фигурирует под именем "малого Солтана", которого вскоре свергла крымская аристократия, посадив на престол с разрешения Витовта Давлет-Берды (28, c.59).
Положение Улуг-Мухаммеда резко ухудшилось после смерти Витовта в 1430 году. В самой Литве единство, установленное твёрдой рукой князя, шаталось из-за междоусобной борьбы между Свидригайлой, преемником Витовта, и Сигизмундом, сыном Кейстута.
Сигизмунд не стал таким же влиятельным и надёжным другом, как Витовт. Под давлением Саид-Ахмеда (возможно, ещё один сын Тохтамыша, по другим данным - сын Керем-Бердея), нового претендента на ханский престол, Улуг-Мухаммед должен был оставить Дешт-и-Кипчак и отойти на верхнюю Волгу, где в 1437-1438 годах он захватил Казань и положил начало Казанскому ханству. Хозяином положения в 40-х годах XV века в степи был именно Саид-Ахмед. Со своими западными соседями, с Литвой и Польшей, он был в плохих отношениях, совершая на них систематические набеги (на Подолию и Львов в 1442 году, на Литву в 1444 году и снова на Подолию в 1447 году, а в 1449 году - на Киев). Польский король Казимир IV, очевидно, искал себе союзника, который был бы опасным соперником для Саид-Ахмеда. Такого он и нашёл в Крыму в лице Хаджи-Гирея, которому уже принадлежала реальная власть на полуострове. Хаджи-Гирей (Ачкирей, Ач-Гирей) был сыном Гияс ад-Дина, дед которого, Таш-Тимур (Баш-Тимур), считался ханом Золотой Орды в 1395 году (5, c.61). Отец Хаджи-Гирея, Гияс ад-Дин, после безуспешной борьбы за трон бежал в Литву, где и умер в изгнании. Историк В.Д.Смирнов, опираясь на "Краткую историю крымских ханов", писал о провозглашении Гияс ад-Дина крымским ханом в 1427 году (25, с.206-220). Несмотря на то, что некоторые современные исследователи истории Крымского ханства (например, М.Сафаргалиев) считают приведённые данные недостоверными, этот факт мог иметь место. В "Похвале Витовта" написано: "Много бяше ведь ординьскых великых цареи служаху во дворе его (Витовта); он же даль им царя, именем Салтана. <...> Не по мнозе времени согна за живот, инымь же стареишинамь ординскым послаша послы своя c великими дарами ко славному господарю и просися y него иного царя; он же даль им иного царя, именем малого Солтана" (24, c.59). Вероятно "Салтан" - это Гияс ад-Дин, а "малый Салтан" - это его сын Хаджи-Гирей. Н.Карамзин писал, что когда Хаджи-Гирей вступил на престол, ему было только 18 лет (7, c.213).
Настоящее имя Хаджи-Гирея, кроме летописной формы "Ази" или "Ач" ("Ак"), неизвестно. Есть версия, что Гирей было именем какого-то человека, который в своё время спас Хаджи-Гирея от смерти "и воспитал его в тиши сельской". В знак благодарности будущий крымский хан Ази, приняв его имя, назвался Ази-Гиреем. С тех пор все крымские ханы назывались Гиреями (7, c.213-214). На наш взгляд, эта версия является красивой легендой. Логичнее связать происхождение части имени "Гирей" с татарским племенем кераитов, тамга которых использовалась в качества герба Крымского ханства. Но это всего лишь гипотеза, требующая дополнительного исследования.
Первые же точные сведения о Хаджи-Гирее как о крымском хане появляются уже после смерти Витовта. Его стал поддерживать великий князь литовский Сигизмунд Кейстутович (18, c.160), который в 1433 г., оказав военную поддержку, посадил Хаджи-Гирея на трон Крымского ханства (Перекопской Орды). Это событие ещё более осложнило отношения с Улуг-Мухаммедом. Саид-Ахмед в этом году организовал поход в Крым против Хаджи-Гирея, в результате чего последний был вынужден бежать в Литву к Сигизмунду (1, c.240-241).
В Литве Хаджи-Гирей находился более 10 лет. Повторно он смог занять трон около 1447 года, когда великий князь литовский Казимир подготовил поход во главе с Радзивиллом в Крым. Этому событию предшествовало посольство ко двору Казимира ширинской и баринской аристократии с просьбой назначить им ханом Хаджи-Гирея (18, c.160).
Только в 1456 году Хаджи-Гирей был ненадолго смещён с трона своим сыном Айдером (Хайдером), который правил всего несколько месяцев и был вынужден бежать в Литву (26, c.135). Сам Хаджи-Гирей проводил благоприятную политику по отношению к Великому княжеству Литовскому и Короне Польской вплоть до своей смерти в 1466 году, в первую очередь, препятствуя набегам задонских и поволжских татар. Интересно, что в 1450-е годы литовской аристократией якобы планировался заговор с целью свержения великого князя Казимира, осуществлению которого помешал Хаджи-Гирей (2, б). В этот же время (1452) он окончательно разбил Саид-Ахмета, совершившего набег на львовскую землю. После поражения Саид-Ахмет вместе с приближёнными бежал в Литву. Там он был пойман литовцами и посажен в замок в Ковно, где и умер (27, c.110-111).
А в 1461 году (Л.Голембиовский привёл ошибочную дату - 1471 г.) Хаджи-Гирей подтвердил в специальном ярлыке право Великого княжества Литовского на владение украинскими землями (28, c.230-231). Кстати, такой же ярлык потом был выдан Великому княжеству Литовскому Менгли-Гиреем, сыном Хаджи-Гирея, в 1472 году (28, c.232-233).
Считается, что Хаджи-Гирей окончательно отделил Крымское ханство от Золотой Орды, положив начало сближению с Османской Портой. Во многом это было обусловлено тем, что уже с самого начала своей политической активности (около 1428-1429 годов) Хаджи-Гирей искал поддержку у турецкого султана Мехмета II в вопросе объединения всех земель крымского полуострова (включая христианские Мангутское княжество, генуэзские и венецианские торговые колонии) (26, c.109-113, 121-132).
Это был последний хан, который проводил полностью дружелюбную политику по отношению к Великому княжеству Литовскому и Польскому королевству. Уже его потомки кардинально изменили своё отношение к этим двум государствам. Воодушевляясь былым величием Золотой Орды, Гиреи несколько раз пытались провести "реставрацию", предъявляя претензии также и на украинские земли как бывшую часть ордынских владений.
Таким образом, мы можем выделить условно три периода в истории отношений ВКЛ и татар в XIV - второй половине XV вв.:
1) начало XIV - 90-е годы XIV века, характеризующийся вторжением ВКЛ в пределы золотоордынских земель во время ханских междоусобиц, итогом которого стало присоединение украинских земель к ВКЛ;
2) 1395 - середина 20-х годов XV века, характеризующийся активным вмешательством великого князя литовского Витовта во внутренние дела Золотой Орды, благодаря наличию при своём дворе ханской аристократии чингизидского происхождения и значительного притока татарского населения на территорию ВКЛ; такое положение позволило ВКЛ предъявить претензии на власть в Золотой Орде и укрепить свои позиции на территории приднепровских и причерноморских степей;
3) конец 20-х - начало 50-х годов XV века, характеризующийся внешней политикой ВКЛ, направленной на образование Крымского ханства и преобразование его в независимое от Золотой Орды государство.
Вышеприведённые исторические факты свидетельствуют о той значительной роли, которую сыграли военно-политические союзы между ВКЛ и татарскими ханствами не только в истории Великого княжества Литовского, но и в истории центральной и восточной частей евразийского пространства, что обычно игнорируется белорусской историографией.

Источники и литература:
1. Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1960.
2. Грушевський М.С. Історія України-Руси: В 11 т., 12 кн. Редкол.: П.С.Сохань (голова) та ін. T.4. (Электронный ресурс). К.: Наук. думка, 1991.
Режим доступа:
а) http://litopys.org.ua/hrushrus/iur40107.htm
б) http://litopys.org.ua/hrushrus/iur40403.htm
3. Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М.: Наука, 1985.
4. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды (извлечения из арабских сочинений) / Сост. В.Г.Тизенгаузен. Т.1 СПб: Типография Императорской Академии наук, 1884.
5. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды (извлечения из персидских сочинений) / Сост. В.Г.Тизенгаузен. Т.2. М.-Л.: изд. Академии наук СССР, 1941.
6. Сказание о Мамаевом побоище // Воинские повести Древней Руси. СПб: Лениздат, 1985.
7. Карамзин Н.М. История государства Российского. В 3 книгах. Кн.2. Т.5. М.: Книга, 1989.
8. Kryczyński S. Tatarzy litewscy. Próba monografii historyczno-etnograficznej // Rocznik Tatarski. T.3. Warszawa. 1938.
9. Канапацкая З.І. Фармаваньне татарскіх паселішчаў у Вялікім Княстве Літоўскім (XIV-XVII стст.) // Весьці Беларускага дзяржаўнага унівэрсытэту імя М.Танка. Сэрыя 2. №1. 2005.
10. (Мюнстер С.) Описание Литвы, Самогитии, Руссии и Московии Себастиана Мюнстера (XVI века) // Журнал Министерства народного просвещения. Ч.211. Отд.2. 1880. С.74.
11. Березин И. Тарханные ярлыки Тохтамыша, Тимур-Кутлука и Саадет-Гирея с введением, переписью, переводом и примечаниями. Казань: тип. ун-та, 1851.
12. Лэмб Г.М. Тамерлан. Правитель и полководец. Пер. с англ. Л.А.Игоревского. - М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2003.
13. Никоновская летопись // Полное собрание русских летописей. Т.11. М.: Языки русской культуры, 2000.
14. Кукольник П. Исторические заметки о Литве Павла Кукольника. Вильна: В типографии А.К.Киркора, 1864.
15. Codex epistolaris Vitoldi Magni Ducis Lithuaniae, 1376-1430 / Coll. A.Prochaska. Kraków, 1882.
16. Длугош Я. Грюнвальдская битва. М.: Изд. АН СССР, 1962.
17. Scriptores rerum Prussicarum. T.3. Leipzig: Verlag von S.Hirzel, 1866.
18. Хроника Быховца // Полное собрание русских летописей. Т.32. М.: Наука, 1975.
19. Wapowski B. Dzieje Korony polskiej i Wielkiego Księstwa Litewskiego od r. 1380 do 1535. T.1. Wilno: wyd. Mikołaj Malinowski, 1847.
20. Барбашев А.И. Витовт: последние двадцать лет княжения, 1410-1430. СПб: Тип. И.Н.Скороходова, 1891.
21. Шильтбергер И. Путешествие по Европе, Азии и Африке. Баку: Элм, 1984.
22. Мухлинский А. Исследование о происхождении и состоянии литовских татар. СПб: В типографии Эдуарда Веймара, 1857.
23. Литвин М. О нравах татар, литовцев и москвитян. Пер. В.И.Матузовой. Отв. ред. А.Л.Хорошкевич. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1994.
24. Супрасльская летопись // Полное собрание русских летописей. Т.35. М.: Наука, 1980.
25. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века. Под ред. В.П.Васильева. СПб, 1887.
26. Колли Л.П. Хаджи Гирей-хан и его политика // Известия Таврической учёной архивной комиссии. №50. 1913.
27. Długosz J. Jana Długosza kanonika krakowskiego Dziejów polskich ksiąg dwanaście. T.5. Ks.12. Kraków: w drukarni "Czasu" W. Kirchmayera, 1870.
28. Gołębiowski Ł. Dzieje Polski za panowania Kaźmiera, Jana Olbrachta i Alexandra. Warszawa, 1848.

(Оставить комментарий)

09:37 pm - Взаимопроникновение татарской и белорусской культур
Автор Марианна Гембицкая (Беларусь)
Перевёл с белорусского Александр Сосинович (Украина, Киев)


Поселение части татар-мусульман в Беларуси в средневековье было важным историческим явлением. Они сыграли положительную роль в белорусской национальной истории. Благоприятное положение татар в Великом княжестве Литовском (ВКЛ) содействовало их тесному взаимодействию с местным восточнославянским населением, политическому и культурному сближению с ним.
Роль татар-мусульман в белорусской истории многозначительна. Они не только мужественно защищали землю, на которой стали жить, но и приняли участие в таком важном историческом процессе, как белорусский этногенез.
За столетия, что татары живут на новой родине, они многое переняли от народов Беларуси, сами оказали определённое влияние на них. Большинство белорусских татар восприняло многое аутентично-белорусское и наоборот.
Сначала, в XIV-XVI вв., татарские переселенцы в Беларуси сохраняли родной язык и традиции почти в неизменном виде. Однако в дальнейшем, в течение последующих столетий, под влиянием ряда факторов белорусские татары поддались ассимиляционным процессам, начали постепенно терять свой язык, частично веру, некоторые черты мировосприятия, забывать свои старинные обряды, уставы. В XVII-XIX вв. значительное количество татарского населения пользовалось в повседневной жизни белорусским или польским языком (3, c.127).
С течением времени часть татарского населения приняла христианство, но в значительной мере татары, несмотря на тенденцию к ассимиляции, в основном всё же сохранили свою религию - ислам суннитского толка. Татары стремились сохранить отдельные самобытные черты своей традиционной хозяйственной жизни, домашнего быта, народной одежды, фольклора. Но в результате усиления межнациональных контактов, взаимовлияния культур и языков населяющих Беларусь народов этнокультурные различия между татарами и белорусами в XIX - начале ХХ в. заметно уменьшились, а в отдельных сферах почти совсем исчезли (3, c.128).
Тем не менее, белорусские татары, обособленные в течение столетий от исламского мира, сохранили свою веру, традиции и культуру. Ислам был главным фактором, способствовавшим сохранению национальной сознательности белорусских татар в иноэтничной среде. На белорусских землях не возникали межэтнические и межконфессиональные конфликты между татарами и другим населением, а в связи с немногочисленностью адептов этой религии правительство не делало им ограничений. Существуя наряду с другими этносами, татары сумели пронести через столетия осознание своей национальной общности, сохранить свою веру, социальные, хозяйственные и культурные традиции, некоторые из которых повлияли на традиции белорусов.
Ассимиляционные процессы можно проследить через традиции белорусских татар, которые с течением времени значительно трансформировались, ведь татары в Беларуси интенсивно воспринимали обычаи и обряды.
Примером явной ассимиляции татарского населения в Беларуси являются народные праздники, которые празднуются татарами вместе с белорусами. Шляхтич-мусульманин, положив первые брёвна под сруб дома, справляет "закладины", затем, входя в новый дом, устраивает "новоселье". Когда татарин сожнёт первый сноп ржи в поле, он устанавливает в красном углу сноп - "хозяина", а когда закончится жатва - "хозяина" выносит в гумно, а в красном углу вешает венок из ржаных колосьев (4, c.50).
В свадебной обрядности татары справляли обычай сажания невесты на квашню, пели белорусские свадебные песни. Несмотря на то, что по законодательству всем лицам мусульманской религии предоставлено право многожёнства, литовские татары, для которых исключений не было сделано, строго соблюдали моногамию. Обычай этот основан на старинном литовском законодательстве, по которому татарам было предоставлено право жениться на христианках с условием - иметь только одну жену. Исчезновение этого права относится к 1616 г. Обычай одножёнства соблюдался настолько строго, что некоторые муллы требовали от жениха доказательств, что он не женат. Хотя религия не запрещает браков в третьей степени родства, но татары не одобряли такие браки (8, c.70).
Ярким примерам трансформации обычаев белорусских татар является то, что татарская женщина имеет равные права с мужчиной, она признаётся равноправным членом семьи. В отношениях мужа и жены нет ничего, что бы могло напомнить семейный деспотизм, характерный для восточных народов. Хотя женщина-мусульманка должна носить чадру по нормам шариата, татарки Беларуси не выполняют эту обязанность (9, c.71).
Довольно интересным обычаем у белорусских татар является празднование Пасхи в тот же день, когда её празднуют католики, что вовсе не предусмотрено в мусульманской религии. Татары заранее подготавливаются к этому празднику: красят яйца, молятся над ними по Корану, готовят праздничный ужин. Этот праздник вобрал в себя также элементы колядования: дети с утра ходят по домам, где живут татары, и собирают угощения (в том числе и яйца) - садагу (садаку).
Таким образом, татары довольно быстро усвоили традиционные нормы жизни, характерные для местного населения. Влияние белорусских традиций и обычаев сильно отразилось на семейной и обрядовой жизни белорусских татар.
Процесс заимствования обрядов, традиций, слияния разных культур не был односторонним. Белорусские татары также повлияли на традиционную культуру белорусов. Так, татарская традиция наложила оттиск на строй белорусской одежды, в особенности женской. Это хорошо видно на примере так называемого Туровско-Давид-Городоцкого строя, где широко употребляется аппликация, совсем не характерная для восточных славян (6, c.164). Туровско-Давид-Городоцкий строй - это традиционный комплекс белорусской народной одежды Восточного Полесья. Он господствовал в среде мещан небольших городов (Туров, Давид-Городок, Столин), городков и крупных деревень в XIX - начала XX в. (7, с.15). Резко выделялся среди других строев сложными силуэтами женского костюма с оригинальными головными уборами замужних женщин (6, c.164).
Экзотический и подчёркнуто представительный образ женского костюма создавали оригинальные головные уборы - "головушка", "подушечка". Женщины носили массивные нагрудные украшения - чеканенные из латуни большие кресты местной работы, чётки из натуральных камней и металла, иконки, а также перстни (7, c.164). Также влияние татарской культуры заметно в одежде шляхты: чалма, длинные халаты с богатой вышивкой.
Влияние татарского этноса заметно и в кулинарии Беларуси. Большое количество национальных татарских блюд с течением времени стало любимым среди белорусов. Так, например, пельмени, которые "присваивали" многие народы, пришли на земли Беларуси вместе с татарами. А сами они привыкли к этому блюду после посещения Китая, откуда и позаимствовали его. Пельмени у белорусских татар начали называться тюркским словом "кундумы", похожие на польское "колдуны", с той разницей, что "кундумы" татар больше по размеру и отличаются начинкой из очень жирного мяса с луком. У других тюркских народов сохранилась аналогия этого блюда в виде уральских пельменей и крымского блюда "татар-аш"; так называемые чебуреки в Крыму и Азербайджане являются ещё одной разновидностью этого блюда (1, c.3). Пирог с начинкой, преимущественно с гусиным мясом, носит у татар тюркское название "бялюш"; у поволжских тюрко-татар существует аналогия в виде пирога с начинкой, но преимущественно яблочной, под названием "белиш". Особое место отводится халве ("гальва") и лепёшкам по типу азербайджанского лаваша, но меньших размеров, которые готовятся на растительном масле, а также сладкому хмельному напитку из мёда, который называется "сыта" (1, c.4).
Поскольку белорусские татары в своём большинстве были потомками крымских татар, главными их занятиями были овощеводство, цветоводство, обработка кож. Белорусские татары славились своим мастерством и высококачественной продукцией, что подтверждается известной пословицей: "Татарин - лучший хозяин" (2, c.34).
Таким образом, можно сделать вывод, что татары в Беларуси частично поддались ассимиляционным процессам. Но в то же время они принесли в белорусскую культуру много нового и полезного. Как результат взаимовлияния двух культур мы видим небывалую смесь, своеобразный симбиоз традиций, культур двух разных народов, которые более 600 лет мирно живут вместе на одной земле. Мы по праву можем гордиться толерантным отношением к другим национальностям, живущим на земле Беларуси. Именно оно поддерживает мирные и дружественные межэтнические отношения в течение столетий, исключает возможность роста шовинизма или религиозной враждебности.
Сочетание культур, религий, этнических особенностей даёт в результате своеобразный и уникальный симбиоз национальных черт, когда сочетается на первый взгляд несовместимое. Это подчёркивает уникальность и неповторимость взаимопроникновения татарской и белорусской культур.

Литература
1. Александрович-Насыфи Дж. Литовские татары как часть тюркского Востока. Баку, 1927. С.4.
2. Гембіцкая М. Месца татараў у этнічнай структуры насельніцтва Беларусі // Беларускі гістарычны часопіс, 2005. №11. С.34.
3. Дубянецкі С. Татары на Беларусі: расьсяленьне, становішча і адносіны з беларускім народам // Першая міжнародная навукова-практычная канфэрэнцыя "Татары-мусульмане на землях Беларусі, Літвы и Польшчы". Частка 1. Мн., 1994. С.127-128.
4. Піліпенка М. Роля татараў у беларускім этнагенэзе // Першая міжнародная навукова-практычная канфэрэнцыя "Татары-мусульмане на землях Беларусі, Літвы і Польшчы". Мн., 1994. Частка 1. С.50.
5. Раманюк М. Давыд-гарадоцка-тураўскі строй / Этнаграфія Беларусі: энцыкляпэдыя. Мн., 1989. С.164.
6. Раманюк М. Беларускія народныя строі. Мн, 2003. С.15.
7. Шимилевич М. Город Лида и Лидский замок: Ист. очерк / М.Шимелевич. 190?. С.70.
8. Шпилевский П. Путешествия по Полесью и белорусскому краю. Мн., 2004. С.71.

(Оставить комментарий)

09:36 pm - Муфтий Абу-Бекир Шабанович: "Матчына мова для нас - беларуская"
Журналистка СовБелии (то есть газеты "Советская Беларусь") побеседовала c муфтием Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь Абу-Бекиром Шабановичем. О жизни гродненских татар, в общем...
- Сколько сегодня живет татар-мусульман в Беларуси?
- Официально - чуть более 10 тысяч человек. Но, по моему мнению, больше. Иногда к нам приходит молодежь из смешанных семей с вопросом: кто я? В юношеском возрасте человек ищет себя. Мы отвечаем: а ты кем себя числишь? Определись, какая культура тебе ближе. Мы только дадим совет, предоставим информацию. Здесь не место принуждению.
- Какими заботами живут сегодня белорусские татары-мусульмане?
- В начале осени 2007 года прошел съезд Белорусского общественного объединения татар "Зикр-уль-Китаб". Мы обсуждали проблемы возрождения нашей национальной культуры, изучения родного языка. Примерно в начале XVII века в Речи Посполитой активно шло наступление на культурное и духовное своеобразие местных татар, которые почувствовали ряд ограничений - в избирательном праве, строительстве мечетей, даже в быту. Тогда-то ассимиляция шагнула особенно быстро и широко: татары утратили свой язык, имена и фамилии трансформировались в белорусские, польские. Многие приняли христианство. Стало непрестижным, главным образом, среди городского населения и в первую очередь среди интеллигенции, поддерживать свою национальную культуру.
- Выходит, не зря Ленин называл интеллигенцию гнилой...
- По крайней мере, в тех условиях она повела себя наиболее предательски, подстраиваясь под эпоху и обстоятельства. Сейчас нам необходимо восстанавливать утраченное. В первую очередь татарский язык. При том, что "матчына мова для нас - беларуская" ("родной язык для нас - белорусский"). Татары, в частности Ивья, Новогрудка, Лиды, Гродно, унаследовали чистейший белорусский язык в основном понеманского диалекта и сохранили его в своих рукописных книгах - уникальных китабах.
- Не происходит ли разделение "исторических" белорусских татар и современных переселенцев?
- Делиться и обособляться - неправильно и ненужно. Но о некоторых различиях всё же можно говорить. Я бы сказал, белорусские татарские традиции более религиозны. Ведь религия сохранила нас, а мы сохранили религию. И татарские праздники иной раз у нас проходят с местным колоритом, ведь нам близка история и культура Беларуси. В белорусской земле лежат наши предки, на этой земле трудились многие поколения, защищали ее. И жили татары всегда достойно, не беднее, чем все остальные. Зато приезжие лучше знают татарский язык. Но мы все - дети одного мира.
- А приезжие из мусульманских стран мира вливаются в вашу общину?
- Все 20 общин, входящих в Мусульманское религиозное объединение, татарские. Но к ним примыкают выходцы из арабских стран, Средней Азии, кавказцы, волжские татары. Сегодня у нас около 30 этнических групп мусульманской направленности. Мы вместе молимся, проводим религиозные мероприятия. Трудности случаются. Однако трений нет.
- А как насчет проявлений радикализма? По нынешним временам нельзя не думать об этом.
- Прежде чем вести диалог с другими конфессиями, необходимо достичь взаимопонимания внутри своего объединения. И чем больше станешь навязывать, тем отрицательнее получишь результат. Конечно, надо знать, чем живут люди в землячествах. Особенно те, кто только приехал в страну. Возможно, они в чем-то нуждаются, чего-то не понимают, в чем-то им неуютно здесь. Требуется дать совет, объяснить наше светское законодательство, местные порядки. За того, кто приходит в объединение, я отвечаю. Боюсь за тех, кто не приходит. После строгих порядков арабского мира, где существует много запретов, молодежь встречает немало соблазнов. К тому же эти иностранные студенты не так и бедны - получают по нашим меркам неплохое денежное содержание.
- Своих исламских учебных заведений в Беларуси нет. Подготовка мусульманских священнослужителей идет за границей?
- Да, сейчас двое ребят учатся в Российском исламском университете в Казани. Один молодой человек окончил учебу в Иордании, второй - в Исламском университете Триполи в Ливии. Это наши ребята, воспитанные в Беларуси, и мы на них очень надеемся. Второй путь, который используют и другие конфессии, - временно приглашаем специалистов из-за рубежа. Делается всё открыто. Я, кстати, беру на себя обязательство по соблюдению ими белорусского законодательства и всех уставных норм объединения. Сегодня у нас только один приезжий священнослужитель - из Турции, представитель исламского течения мазхаб ханафитско-суннитского направления.
- А что вы скажете о сотрудничестве светских и религиозных организаций в стране?
- Всю свою жизнь я работал в системе просвещения и хорошо понимаю: образование - дело, безусловно, светское, государственное. Но пора заняться и ликвидацией духовной безграмотности. Пришло время изучать историю, культуру религий, издавать достойную, квалифицированную учебную литературу, а не такую, когда в университетском учебном пособии дается не информация по религиям, а оценка (!) религий. В результате учитель в школе рассказывал детям, что ислам - это терроризм, бандитизм...
Поднялась ученица со слезами: я - мусульманка, мои родители - мусульмане, мой брат отлично учился в этой школе, я живу такой же жизнью, как и все ученики в классе. Разве мы кому-нибудь сделали плохое? Пришлось разбираться в конфликте. А учитель показывает пособие: мол, там так написано. Наказали педагога, конечно. Однако ситуация-то ведь спровоцирована.
Сегодня нельзя отгораживаться от религии: мол, у нас светское государство, и всё тут. Религия не должна претендовать на вопросы управления государственными процессами - это не ее функции. Но воспитание, формирование духовного мира и культуры - общая задача. Надо переходить от равноудаленности религиозных организаций от государства к равноприближенности.
В Беларуси диалог между конфессиями ведется веками, причем идет он в первую очередь среди народа, самих верующих. И нет необходимости что-то диктовать им сверху. Люди сами ищут и находят общий язык. И трудности, и радости делятся на всех. Таковы наши жизненные устои...

По материалам blog.grodno.net


Абу-Бекир Юхьянович Шабанович, муфтий Республики Беларусь и председатель национально-культурного объединения белорусских татар "Зикр-уль-Китаб" ("Память книги")





Ещё одно фото Абу-Бекира Шабановича (редкое)

(Оставить комментарий)

09:35 pm - Татарская шляхта в Речи Посполитой
Опубликовано в польском журнале "Verbum Nobile" ("Благородное слово"), №2, 1993
Автор - Селим Хазбиевич (Польша, г. Гданьск)
Перевёл с польского Александр Сосинович (Украина, г. Киев)


Татары Речи Посполитой, называемые также татарами Великого княжества Литовского (ВКЛ), а сокращённо - литовскими татарами, связав раз и навсегда свою судьбу с Польшей, более 600 лет являются верными сынами новой отчизны - по-татарски "vatan". Прибыли они на просторные земли ВКЛ с территорий Золотой Орды (позже Великой Орды), Крымского ханства, Казанского и Астраханского ханств - татарских государств, возникших после распада Золотой Орды.
Миграция этого населения на земли Речи Посполитой длилась с конца XIV по конец XVII века. Последняя волна эмиграции имела место уже в XX веке, после 1917 года, и была это в основном политическая эмиграция татарских религиозных и национальных деятелей, вынужденных бежать от большевистского террора.
С конца XVIII века и в течение XIX века татары подвергались всё большей полонизации (особенно высшие слои - землевладельческие) и белорусизации (мелкопоместная шляхта и жители городов). С этого времени уже можно говорить о польских татарах, тем более что довольно значительная часть этой этнической группы принимала участие (особенно татарская шляхта) в борьбе за независимую Речь Посполитую.
Литовскими татарами называли своих побратимов из Лехистана (то есть Польши) также крымские татары и османские турки, а исказив в выражении "липка татарлар" ("литовские татары") первое слово, сделали из этого название "татары-липки". Это название употреблялось затем и в документах Речи Посполитой, и в историографии.
Действительно, в ярлыках (то есть посланиях) крымских ханов Гиреев к польским королям XVI века, а также более поздних, мы встречаем название "Липка", как искажённое в произношении и правописании название Литвы.
Здесь я процитирую ярлык хана Мехмет-Гирея I к Сигизмунду I, датированный 22 октября 1520 года (фрагмент):
"Отец наш Менгли-Гирей, Хаджи-Гирей и прежние ханы поддерживали дружественные отношения с польским королём Владиславом, с великим беем липковским ("lipkanım beyi" по-татарски) Даудом, с польским королём Казимиром, а также с нынешним великим беем липковским. Мы требуем от краёв липковского и польского 15000 польских флоринов. Край липковский и польский - оба означают для нас одно и то же, а их враги являются и нашими врагами".
Великий бей липковский - это, конечно же, великий князь литовский Витовт.
От турок и крымских татар термин "липка" перешёл в польский язык и стал употребляться наравне с термином "литовский татарин". Заимствование это осуществилось с помощью дипломатических отношений. Поляки, читая и слыша со стороны крымских татар и турок такое определение литовских татар, заимствовали это слово и стали сами его употреблять. После турецких войн 1672 и 1678 годов, название "татарин-липка" укоренилось и вошло в состав ономастики официальных документов.
Большую роль приписывали татары в своих легендах князю Витовту. Называли его Ваттад - в арабском языке это слово означает "защитник ислама и прав мусульман на немусульманских землях". Более старая форма этого имени - Видовд, или Витовт, употреблявшаяся ещё историками и специалистами по геральдике в XIX веке, в силу фонетической близости, объединялась татарами со словом "Ваттад", которое интерпретировалось как синоним собственного имени Витовт.
Великий князь Витовт соединил "приятное с полезным" - образовал из татарских посёлков оборонительный пояс вдоль жмудской границы и в укреплённых окрестностях замков в Литве - около Троков, Вильно, Ковно, Лиды, Крево, Новогрудка, Гродно. Татарское заселение имело выразительный оборонный, а также стратегический характер, как пограничная охрана против Тевтонского ордена и Ордена меченосцев. Литовские татары считали Витовта своим ханом и защитником, и до конца 30-х годов XX века вспоминали его имя в своих молитвах.
Дворянские права так называемых "хозяйских" татар были санкционированы и подтверждены официально двумя привилегиями короля Сигизмунда Августа от 1561 и 1568 годов, а также рядом других привилегий последующих королей, как-то: Стефана Батория от 1576 года, Сигизмунда III от 1609 года, Владислава IV от 1634 года, Михаила Корибута Вишневецкого от 1669 года, а также рядом сеймовых конституций.
Литовские татары делились на четыре общественных группы, которые на территории Речи Посполитой (и прежде всего на территории Великого княжества Литовского) были повторением общественной иерархии Золотой Орды.
Дело же обстояло так: шляхта или татарская аристократия, владевшая подобными привилегиями в Литве, получала свидетельство дворянства в Золотой Орде, которое было основанием для получения дворянства в Литве. Говоря сегодняшним языком, свидетельство дворянства, выданное крымским или казанским ханом, подтверждалось великим князем литовским, а позже королями и Сеймом Речи Посполитой.
Иначе выглядела ситуация с татарскими князьями, а позже литовскими. Прежняя (до раздела Польши) Речь Посполитая, как мы знаем, не признавала никаких аристократических титулов, если данный род не происходил от какой-либо господствующей династии. А следовательно, татары, носившие в Литве титулы князей, были ближайшими родственниками или потомками членов династии, господствовавшей в Золотой Орде. Это была первая, наименее многочисленная группа татарской аристократии. Титулы эти утверждали король и сейм Речи Посполитой в каждом случае отдельно.
Дальнейшей группой была татарская шляхта, позже литовская, так называемые "хозяйские" татары. В номинальной иерархии у татар это выглядело так: сначала прежние князья, иногда носившие также титул царевичей, если были близкими родственниками правящего хана, потом в иерархии шли беги или по-турецки беи, дальше шли мурзы ("мирза" или "мурза" - синоним; от слова "эмир-заде" - дословно "сын эмира", то есть правителя), после мирз же шли низшие в иерархии уланы - слово это происходит от слова "оглан", или "охлан", что означает "парень", "молодец", "храбрый". Со временем беи, то есть князья и царевичи, прекратили употреблять титулы бея или бега. С XVII века они употребляли титулы "мурза" или "мирза", как остальная татарская шляхта в Польше.


Селим Хазбиевич (родился 17 ноября 1955 года в городе Гданьске (Польша)) - польско-татарский учёный-политолог, писатель и общественный деятель

(1 комментарий | Оставить комментарий)

09:34 pm - Мечети и молельные дома мусульман Беларуси




Деревянная мечеть в городе Ивье Гродненской области (внешний и внутренний вид). Построена в 1882 году.



Мечеть в деревне Ловчицы, Новогрудский район, Гродненская областьИсторически мечеть на старом татарском кладбище относят к деревне Ловчицы (реже к соседней деревне Осмолово). На самом деле мечеть расположена ближе к деревне Католыши (Католыщи), между деревней Ловчицы и фольварком (поместьем) Ловчицы.
Мечеть известна с 1688 года. По словам местных жителей, несколько лет назад полуразвалившиеся стены старого храма были разобраны и на его фундаментах была построена новая мечеть.


Деревянная мечеть в городе Новогрудок Гродненской области. Возведена в 1855 г. на месте ранее существовавшей (с 1796 г.) мечети. Снова действует с 1997 г.

(Оставить комментарий)

09:33 pm - Белорусские татары
Газета "Наша Нива" (Беларусь) - 2005 - №34
Шестьсот лет на белорусской телеге
Белорусские татары живут вместе с белорусами, но отдельно. Свои улицы, своё самоуправление, свои кладбища, свой бизнес. Репортаж Андрея Скурко из города Ивье.
Перевёл с белорусского Александр Сосинович (то есть я)

Татарское присутствие в Ивье незаметно. По крайней мере, на фасаде. Парадная картинка свидетельствует, скорее, о былом присутствии евреев. Их обновлённые каменные домики цветной гирляндой тянутся от центральной площади вниз к костёлу. Одноэтажный Краков. Так расцвело Ивье, получив статус города.
На костёле - иезуитская монограмма. Присутствие Бога на этом не заканчивается: напоенные светом своды, чистый хор, в алтаре - игра белого и красного цветов. Ивьевцы пользуются этим чудом как могут. С утра в воскресенье увидишь в центре наряженную молодуху или почтенного белорусского дяденьку на велосипеде - маршрут определить несложно. На мессу собирается полгородка.
Вторая половина тоже ничего не имеет против Христа - пророка, посланного от Аллаха. Их храм стоит не на перекрёстке главных улиц, как костёл, и не рядом с площадью - между отделением милиции и заколоченной синагогой, - как небольшой православный храм. Мечеть прячется в сердце татарского квартала. Шестьсот лет белорусские татары живут вместе с нами, но отдельно. Свои улицы, своё самоуправление, свои кладбища, ещё лет десять назад были даже свои танцы.
"Татары к нам раньше не ходили! - перекрикивает грохот ивьевской дискотеки женщина, стоящая у дверей на фэйс-контроле. - У них своя площадка была! На нашу они только большой толпой драться приходили!" А теперь такого не бывает? "Теперь? Драться? И тут половина татар", - улыбается чернявый капитан милиции, кивая в сторону толпы подростков, бесящихся под хаус-музыку. "Мы тут все друзья! Особенно если напьёмся", - браво отвечают 15-16-летние ребята. Так что, и татары пьют? Парни смеются: "Их только по их праздникам на танцы не пускают". А христиан в пост? "Христиан пускают".

Муэдзин дядя Сюля
"Пить-курить - это харам. Нельзя, - говорит Сулейман Рафалович, муэдзин ивьевской мечети. - Так же, как и поклоняться изображениям, верить в других богов, кроме Аллаха единого..." Отыскать муэдзина нам помогла элегантная татарка, у которой мы спросили на улице, где живёт имам или его помощник. "Дядя Сюля!" - позвала она. Дядя Сюля вышел из зарослей гигантской теплицы. Как и все татары, муэдзин живет овощеводством. Его помидоры напоминают виноград - не размером, а количеством. Подвязанные кусты в рост человека, к каждому подведена вода, во дворе - грузовой фургон, куда помещается много-много коробок со свежими овощами. Дядя Сулейман с сыном имеют свой автономный бизнес. "Огурцы не знаю куда девать, - смеётся муэдзин. - Каждый хочет молоденьких и ровненьких. Крученных не берут совсем".
Продукция монументальных татарских парников плывёт на минские базары. "Татары богатые, потому что земельные!" - нашёптывают завистники на ивьевском базаре. Тот, кто видел руки дяди Сулеймана с несмываемым зеленоватым налётом от помидорных кустов, возразит: "Не поэтому". Коневодство и ремесло землекопа, как татарский бизнес, отмерли. Правда, у муэдзина есть буланая кобылка, и у имама лошадка.
"А, одни хлопоты с ними, - кривится дядя Сулейман. - У нас есть поговорка: если будешь иметь лошадь или будешь иметь жену, не будешь иметь покоя".

Клещук на экспорт
На государственной работе в Ивье больше всего зарабатывают дорожники в ДРСУ, работники горгаза и электросетей. Есть ещё консервный и хлебозавод. Но хлеб в старых печах получается невкусный, и люди гоняются за привозным лидским в частных магазинах.
Степан Станилко, лидер ивьевских "афганцев", тоже его продаёт. Магазин "Афганец" - на центральной площади. Станилко даже поставил памятник землякам, погибшим на советской войне в Афганистане. Памятник тот в центральном сквере похож на стену Каменецкой башни в масштабе 1:10. (О Каменецкой башне читайте здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/Каменецкая_башня). Частный сектор в Ивье дорос до собственных ресторанов. Трактир "Старая мельница" искушает по дороге в костёл. В этом среднеевропейском ресторане можно вкусно поужинать вместе с лидским пивом за 15 тысяч белорусских рублей (3,75 евро).
Неотъемлемый атрибут государственной торговли в этих пограничных районах - конфискат. Продаётся он и в ивьевском продмаге. Тут можно приобрести "на запчасти" мотоцикл за 77 тысяч рублей (19,25 евро) или "Волгу" за четыре миллиона (1000 евро). На втором этаже продмага - книжный магазин. Из "белорусского" в нём - "Меч князя Вячки" Леонида Дайнеко и кипы фотоальбомов Анатолия Клещука со всеми цветами Беларуси. (Анатолий Клещук (в белорусском произношении Кляшчук) - известный в Беларуси журналист). Берут его обычно дети, едущие за границу. Несмотря на лукашенковские запреты, детки из Гончаров и Уртишек, Субботников и Трабов по-прежнему отдыхают летом в Италии и США. В 1986 году Ивье накрыло радиационное пятно, и с этим люди связывают рост числа раковых заболеваний.
"Но в Беларуси в сто раз лучше, чем в Литве, в тысячу, - горячится Юзеф Русакевич, учитель из Майшагалы. - Там только политики 16 тысяч евро получают. А люди бедствуют. Грузовик водки привозят, вот они и голосуют за Успаского". "Там хорошо, где нас нет, - доказывает обратное работница лидского дома культуры. - Я вот с красным дипломом окончила институт, а теперь зарабатываю 180 тысяч белорусских рублей (45 евро). Так в Литве пенсионер вдвое более получает".
Татары не жалуются. Они, насколько могут, дистанцируются от политических процессов и общественной жизни. Нет у них своих депутатов, только один стал фермером. Общиной управляет комитет из двадцати человек. Он собирает деньги на общественные нужды. Помогают и единоверцы из Польши. Той самой, где нищета, если верить Белорусскому телевидению (БТ). Овощеводство - тоже способ бегства в себя, в свою общину. "Мы за Лукашенко, - отводит в сторону глаза дядя Сулейман. - Нас жизнь научила. Шестьсот лет здесь живём. На чьей телеге ехать, того и песню петь". По крайней мере, сегодня в паспортном столе не переписывают Яхья на Иванов, а Мустаф на Степанов. По крайней мере, сегодня можно ходить в мечеть.
"По-татарски говорить мой отец учил. Пока не помер, - рассказывает муэдзин. - А потом был застойный период. И те, кто 1950, 1960 года рождения, те уже неграмотные. А сейчас уже снова учат детей. Зимой. Когда нет работы в огороде". Преподают в такой воскресной школе татарский язык и основы мусульманской веры молодые парни. "Они были в Минске на съездах, знают историю, про Мухаммада, хадисы они все знают, знают, что говорил пророк Мухаммад", - с гордостью говорит Сулейман. Молодёжь от ислама не отрекается. На Курбан-Байрам собирается полная мечеть людей.

Зефир для муллы
"Аллах ни на кого не похож, и на него никто не похож. Он сам не родился и никого не родил. Он не рождает, Он создаёт. Скажет: да будет так! И так делается. Мы почитаем и пророка Ису, ибо он послан от Аллаха, от Бога, для христиан, и Мусу, который иудеев наставлял на правильный путь, чтобы верили только в единого Аллаха, в Бога. Почитаем Ибрагима, Исмаила-праотца. Его отец делал идолы - статуи - а Ибрагим сказал, что им не надо поклоняться, надо единому Богу поклоняться. А те идолы он разбил, ибо они не дают ни вреда, ни добра. Статуи же неживые..." Проповедь дяди Сулеймана звучит просто и натурально. Проповедь искренне верующего, всю жизнь прожившего с Аллахом в душе.
Слова, идущие от сердца, в сердце и попадают. Поэтому в мечети хочется перекреститься и поклониться на Мекку. Бог один.
Храм Аллаха внутри окрашен в синий цвет. Чуть темнее неба в высоких окнах. Разуваемся в сенях, шагаем на ковры. На стенах - каллиграфическая вязь изречений из Корана, рисунки святых мест. Для всех изображений муэдзин Сулейман сделал аккуратные рамки. Возле окошка на Мекку - возвышение со ступеньками, откуда мулла произносит проповедь. На ступеньках лежат конфеты, печенье, зефир в шоколаде. В мечеть люди берут с собой угощения: устанавливают сбоку возле стены, и каждый мусульманин подходит и угощается, чем хочет. Для муллы в знак уважения отдельно кладут всего понемногу. Чтобы вместить всех, в мечети сделан "второй этаж" - галерея на струганных деревянных столбах.
В женской половине мечети стоят цветы ("вот уж женщины, всё им хочется, чтобы красиво было", - улыбается Сулейман), сложены тёплые платки. Потому что зимой мечеть не отапливается; обычное дело - молиться в кожухе и валенках.
Женщины молятся отдельно не только в мечети. И во время молитвы дома, как приказал пророк, женщина стоит сзади мужчины. Чтобы мужчиной не овладевали земные соблазны. Ещё пророк сказал: если дома не молятся, то это не дом, а могила.

Татары с евреями - братья
"Брать в жёны христианку - это халяль. Можно, - говорит муэдзин. - Если она переходит в нашу веру. Подчиняется нашим законам. Верит в Аллаха единого. Ни во многобожие, ни в идолопоклонство. Пророк позволяет мусульманину иметь до четырёх жён, если можешь их содержать". А есть ли в Ивье такие многожённые семьи? "Тут с одной женой, бывает, еле справляешься", - машет рукой наш гид.
Татарки совсем редко выходят за нетатар. Вера и кровная связь цементирует эту маленькую общину. Но вокруг - большой мир. И татарская молодёжь уже танцует вместе с белорусами на дискотеке под модную западную музыку. Ещё пара поколений - и татары растворятся в белорусском море. Или сумеют модернизироваться, сделать современной и привлекательной свою традицию, найти себе место в новых условиях. Многое здесь зависит от молодёжи.
Трое ивьевцев недавно вернулись из Турции, где обучались в религиозной школе. "Они молятся лучше, чем старики - пять раз в день", - хвалит Сулейман. Возможно, молодёжь восстановит и традицию обрезания мальчиков. Последний раз его делали в 1946 году - приезжали "два старика с седыми бородами" и обрезали всю ивьевскую детвору с татарских улиц. Тогда повезло и самому Сулейману. "Некоторые мальчики, до года, ещё не ходили. А некоторые уже большие были, по десять лет. Убегали от тех дедов, боялись", - вспоминает он. Потом кое-кто ещё возил малышей в Вильно, к евреям. "К евреям?" - удивляемся мы. "Это можно, чтобы еврей обрезал мусульманина, - объясняет муэдзин. - Потому что татары с евреями - братья".
"Обрезание - это для чистоты. Для гигиены. От него никто не умирал. Но теперь, среди русских, знаете, если установить такое... мероприятие, может быть какая-нибудь неувязка. Проблема может быть..." - говорит Сулейман.
Татары вынуждены мимикрировать в советизированном обществе, представляться такими "как все". Чтобы не притягивать внимание своим отличием. Жертвовать возможным, чтобы не провоцировать враждебности. Шестьсот лет научили их: спокойствие общества - прежде всего.
А обосновались татары в Ивье на века. На их кладбище - мизаре - где людей хоронят с 1397 года, земли выделено с запасом ещё лет на шестьсот. Под могучими соснами покоятся поколения. И на замшелых камнях, и на новых мраморных памятниках рядом с именем отца с уважением написано имя матери умершего. На свободной половине кладбища бушует картофель. Как так, чтобы земля пустовала?

Видеоиллюстрации к этой статье (на ссылки не нажимать, а скопировать и вставить в адресную строку браузера):
http://www.ctv.by/video/1102/Rodina_Ivye.flv
http://www.ctv.by/video/519/Nedela_20091115_1930 - konfesii.flv
http://www.ctv.by/video/1102/Nastojashaja_istoria_Perekresrok_mirov_19042011.flv

(Оставить комментарий)

Декабрь 23, 2013


11:07 pm - Пётр Гринь. Добрая традиция (Рассказ)
Прежде чем послать свой первый рассказ в "Крокодил", Пётр Гринь долго изучал жизнь. Начал он этим заниматься с 1950 года, когда и родился. Пётр увлечённо наблюдал коллег по песочнице, классу, институтской аудитории и казарме. Вернувшись на гражданку, он продолжал накапливать жизненный материал, работая электрослесарем, холодильщиком, машинистом мельницы. И только устроившись на "Запорожжелезобетон" бетонщиком, решился облечь увиденное и услышанное в литературно-художественную форму.
То, что получилось, - перед вами...

Пётр Гринь
Добрая традиция
Рассказ
Опубликовано в журнале "Крокодил", №10, 1982


Председатель комиссии сказал:
- Мы собрались, чтобы решить один вопрос: давать слесарю Битюгову пятый разряд или не давать? Четвёртый, как я слышал, он уже перерос. Какие будут соображения?
Первый член комиссии попросил слова.
- Ну что?.. Битюгов - мужик нормальный. Претензий к нему вообще никаких. Скажешь: пойди сделай - пойдёт и сделает. Но как бывает... гм... Что греха таить? Есть у меня в бригаде. И то ему подай и это принеси, и тем обеспечь. А чтоб сам инициативу... Бригадир нянькой при нём должен быть... Лёня Битюгов... Он работает добросовестно. Переделывать после него уже не надо... Что ещё?.. На дружину он ходит. Лотереи, марки там, какие распространяются, всегда берёт. И на субботниках всегда первый. Считаю, что надо дать ему пятый разряд.
Второй член комиссии был краток:
- Я согласен с бригадиром, - сказал он и сомкнул уста.
Третий член комиссии говорил в том же духе:
- Если не ошибаюсь... С Битюговым я работаю... да, уже три года. Ну, и... Вот если со стороны посмотришь на него в деле - залюбуешься. Ас! Причём это объективно... Темп и качество на самом высоком уровне. Нарушений трудовой дисциплины, техники безопасности - этого за ним не водится. Мне сейчас какая мысль пришла в голову? Вот, к сожалению, конкурсов на лучшего по профессии мы не проводим. А если бы были такие, то за Битюгова я не краснел бы. Честное слово. Золотые руки...
- Та-ак, - протянул председатель. - Очередь моя, - он почесал надбровье. - Аттестация дана, конечно, превосходнейшая. Я Битюгова знаю, как говорится, постольку-поскольку. Однако я вам верю. Верю и присоединяюсь... Значит, так тому и быть: присваиваем Битюгову пятый разряд. А второе заявление пускай он порвёт.
- Какое второе заявление? - спросили члены комиссии
- Об увольнении. Не на разряд же, - пояснил председатель.
- Не подавал он такого заявления!
На лице председателя отразилось глубокое разочарование.
- Ну-у, други мои... Странно... Очень странно... Зачем мы весь этот сыр-бор тогда городили? У нас установилась хорошая, добрая традиция разряд повышать, только если человек заявление об уходе подаст. Что ж вы - традицию ломать предлагаете?

(Оставить комментарий)

> previous 10 entries
> next 10 entries
> Go to Top
LiveJournal.com